Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе » Мировые тетры оперы и балета » Михайловский театр Санкт-Петербург


Михайловский театр Санкт-Петербург

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

23 апреля весь музыкальный мир будет отмечать 125-летие Сергея Сергеевича Прокофьева. Маэстро Михаил Татарников и симфонический оркестр Михайловского театра подготовили уникальную программу, посвященную одному из величайших композиторов XX века. Наряду с признанным шедевром, «Скифской сюитой» — вызовом, брошенным русским гением мировой музыке, в нее включены чрезвычайно редко звучащие сочинения.

— Программу концерта из произведений Сергея Прокофьева мы долго и обстоятельно обдумывали, — рассказывает Михаил Татарников. — Я уверен, что она привлечет внимание разных слушателей, в том числе самых искушенных. Приведу только один факт: достаточно сказать, что партитура «Снов», созданная в 1910 году, до сих пор не издана; ноты этого произведения были любезно предоставлены специально для концерта в Михайловском театре дирижером Геннадием Рождественским, одним из самых последовательных пропагандистов творчества Прокофьева.

0

32

30.04.2016

«Ничего подобного мы еще не танцевали»

Балет «Люблю тебя, Петра творенье...» — вольная фантазия хореографа Лара Любовича на сюжет пушкинской поэмы «Медный всадник». Каким будет спектакль на музыку Третьей симфонии Глиэра, пока не знают не только зрители, но и танцовщики. В преддверии премьеры солисты поделились своими впечатлениями от работы над новой постановкой.

О Пушкине
Анастасия Соболева: «Балет следует за пушкинской поэмой, но не совсем точно. Сам поэт в этом спектакле тоже персонаж и, пожалуй, главный. Он буквально лепит Евгения, знакомит с Парашей, которая то ли реальная героиня, то ли призрак, плод воображения».

Марио Лабрадор: «В новом балете у меня партия Пушкина, многие говорят, что я внешне на него похож. Забавно. Мой персонаж очень увлечен работой над своей поэмой. Есть только он и мир, который он себе представил. При этом Пушкин выказывает сочувствие герою, которого обрекает на несчастье своим пером».

О Глиэре
Виктор Лебедев: «Музыка сложная и невероятно красивая. Интересно, что в первом акте некоторые ее фрагменты повторяются, но даже на эти повторы Лар Любович делает совершенно разную хореографию. Например, сначала под один музыкальный фрагмент танцует кордебалет, а через несколько минут под него же начинается вариация Евгения».

Анастасия Соболева: «Балет ставится на симфоническую музыку — она написана не для танца, ее невозможно просчитать, в ней нет ровного ритма. Но в этой сложности — своя прелесть. Так же как и в хореографии, где Любович не использует стандартных русских движений — присядок или ковырялочек, но создается впечатление, что это русский танец».

Иван Зайцев: «Музыка для балета подобрана тревожная, мне кажется, она очень хорошо отражает происходящее в поэме Пушкина».

Анжелина Воронцова: «Некоторые считают, что в „Ромео и Джульетте“ Прокофьева, „Весне священной“ или „Жар-Птице“ Стравинского сложная музыка. С этим не поспоришь, но эта музыка у всех на слуху. Третья симфония Глиэра, которую Лар Любович использует для балета „Люблю тебя, Петра творенье...“, не так известна. Эту музыку мы услышали в первый раз, когда начали работу над спектаклем».

О Любовиче
Иван Зайцев: «У Лара Любовича своя система постановки спектакля, она не похожа на ту, что практикуется в России. Обычно мы начинаем подготовку к новому балету с заучивания музыки, а Любович сначала просит разучить хореографический текст. Потом мы слушаем музыку, думая о том, что выучили, и уже затем соединяем ее с танцем. Когда мы собрали первый акт, смогли увидеть наводнение, разлуку Евгения и Параши. А до этого спектакль готовился из небольших частей, порой было сложно понять, что к чему. О происходящем я догадывался только по характеру движений».
Анжелина Воронцова: «Артистам всегда интересней, когда идею балета объясняет сам автор. Ничего подобного той хореографии, которую сейчас осваиваем, мы никогда раньше не танцевали. Когда мы увидели первые наброски этого спектакля на видео, которое Лар подготовил еще с американскими танцовщиками, думали, что это все невозможно сделать. И только в процессе работы начали понимать особенности этой техники. У Любовича потрясающая работоспособность, во время репетиций он показывает все сам, очень точно все объясняет. Чувствуется, что он приходит с готовыми идеями, в голове у него уже все расставлено. У моей героини нет сольных кусков, но в балете очень много дуэтов, сложных переходов, поддержек».

Анастасия Соболева: «С Ларом Любовичем очень приятно работать, у него очень интересная и необычная манера ставить спектакль. Он напоминает художника, который сначала рисует наброски, а потом добавляет краски».

Виктор Лебедев: «Работать с Ларом мне понравилось с первой репетиции. Прочим зарубежным хореографам свойственно брать первый состав и заниматься им, а вторые и третьи составы обычно сидят под станком и наблюдают за процессом. У Любовича нет первых-вторых составов, он сразу разделили нас по парам, и мы все репетируем с одинаковой интенсивностью. С каждой парой он работает по отдельности, к каждому свой подход. Все дуэты Евгения с Пушкиным абсолютно разные. Нам с Андреем Касьяненко он показывает одни движения, а Леониду Сарафанову с Марио Лабрадором совсем другие. Точнее, движения одинаковы, но переходы к ним для каждого танцовщика индивидуальные. Можно сказать, что когда спектакль дойдет до зрителей, они каждый день будут видеть на сцене что-то новое. Еще никто не видел весь спектакль целиком. Мой персонаж — Евгений, у него больше всего появлений на сцене, он почти не отдыхает. Но самое интересное для меня то, что мне предстоит сойти с ума».

0

33

20.05.2016

Праздник музыки в день рождения Санкт-Петербурга

27 мая, в день рождения Санкт-Петербурга, перед Зимним дворцом пройдет ежегодный гала-концерт «Классика на Дворцовой». По уже сложившейся традиции в самом ярком событии праздничной программы принимает участие симфонический оркестр Михайловского театра. Наш коллектив под управлением маэстро Михаила Татарникова и звезды мировой оперы исполнят популярные произведения музыкальной классики. Прозвучит музыка Россини, Верди, Бизе, Кальмана, Пуччини, Штрауса.

В этом году на Дворцовой площади выступит настоящая звездная сборная во главе с народной артисткой России Анной Нетребко. Знаменитое сопрано, которое обожают во всем мире, в праздничный вечер выйдет на сцену вместе со своим мужем, тенором Юсифом Эйвазовым. Также будут петь сопрано Ольга Перетятько, бас Ильдар Абдразаков и баритон Василий Ладюк. Вокальные выступления будут чередоваться с фрагментами балетной классики в исполнении солистов Берлинской государственной оперы Яны Саленко и Дину Тамазлакару.

Горожане и гости города, пришедшие на Дворцовую площадь, попадут в атмосферу императорского бала, — так по задумке организаторов будет оформлено концертное пространство. Навстречу зрителям распахнутся парадные дворцовые интерьеры, освещенные огромной золоченой люстрой, и широкая лестница, украшенная пышными канделябрами.

+1

34

http://tvkultura.ru/article/show/article_id/152315/
Михайловский театр представил премьеру балета "Медный всадник" в постановке Любовича

«Люблю тебя, Петра творенье…» – бессмертные строки Пушкина стали названием спектакля. Ко дню рождения Санкт-Петербурга Михайловский театр представил премьеру балета в постановке американского хореографа Лара Любовича. Он создал более ста композиций для разных театров США. Спектакль по «Медному всаднику» – его первый опыт работы в России.

Он приехал в Петербург два месяца назад. За это время – ни одного выходного. Только работа. Год назад Любович решил поставить балет в Петербурге. Прочел пятнадцать переводов «Медного всадника» и на их основе создал свою поэму, в танце.

«Я действительно прочитал огромное количество переводов "Медного всадника" на английский – главным образом потому, что, говорят, эту поэму невозможно перевести на английский. Я думаю, это правда. И чтобы понять, о чем поэма, про что говорил Пушкин, – мне пришлось прочесть еще и анализ этой поэмы», – признался хореограф.

Золотое, огненное небо Петербурга – как воспаленное сознание главного героя поэмы Евгения. Предчувствуя беду, он пытается найти невесту, дом которой стоит на берегу. В мечтах он даже видит эту встречу, которая так никогда и не состоится.

Хореограф словно намекает: через несколько мгновений грянет буря. Невеста Евгения Параша погибнет. На сцене сверкает молния, льет дождь; кажется, что даже в зале становится сыро и холодно.

Важная деталь: в этом спектакле  почти нет декораций. Художник создает атмосферу Петербурга с помощью световых проекций. Зритель словно попадает в тот мрачный, серый и дождливый день, который описал Пушкин.

В предисловии к «Медному всаднику» Пушкин указал: «Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине». Художник Георгий Цыпин, широкой публике известный как один из авторов сценария церемонии открытия Олимпийских игр в Сочи, наводнение 1824 года показывает с помощью 3D-технологий. Только так, уверен мастер, можно передать движения стихии, описанные Пушкиным.

«Все эти современные 3D-технологии дают такие возможности, которые позволяют тебе работать напрямую с музыкой, напрямую взаимодействовать с танцорами, все привести в движение, и вот здесь – попытка это сделать», – прокомментировал художник-сценограф Георгий Цыпин.

Исаакиевский собор, ростральные колонны уходят на дно. Многослойные проекции создают неожиданный эффект – зритель словно открывает глаза под водой. Мультимедийные технологии использованы столь деликатно, что не мешают увидеть главное – изысканную хореографию, созданную американским мастером на русской сцене.

+1

35

http://mikhailovsky.ru/press/media/repo … y_pushkin/
http://mikhailovsky.ru/press/media/repo … dvizhenie/
http://mikhailovsky.ru/press/media/repo … _stikhiey/
О премьере балета " Люблю тебя Петра творенье"

0

36

Чиполлино, 02.10.16, поздравление - Кехман, свадьба.

Состав  замечательный. Чиполино - Леонид Сарафанов. Синьор Помидор - Иван Васильев. Принц Лимон - Денис Матвиенко тоже был хорош. Редисочки - Анна Кулигина и Анжелина Воронцова. Магнолия - Ирина Перрен. Граф Вишенка - Виктор Лебедёв. Графини Вишни - Валерия Запасникова и Елена Трушина. Стражники - Иван Зайцев, Марат Шемиунов и Андрей Касьяненко.

0

37

Эх, как бы посмотреть ВЕСЬ балет...    http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_sigh.gif

0

38

Премьерный балет "Золушка" откроет новый сезон в Михайловском театре.

«Золушку» на музыку Сергея Прокофьева Михайловский театр посвящает 110-летию со дня рождения советского хореографа Ростислава Захарова. Представитель ленинградской балетной школы, он поставил этот балет в победном 1945-м на сцене Большого театра в Москве. Современную версию легендарного спектакля готовят балетмейстер-постановщик Михаил Мессерер, художник воссоздания Вячеслав Окунев и режиссер мультимедиа Глеб Фильштинский.

+1

39

Ballet Opera

Отредактировано Saga (2017-10-23 06:44:07)

0

40

Михаил Мессерер: «Во все времена люди нуждаются в доброй сказке»

Свернутый текст

26.10.2017
После спектакля «Культура» расспросила главного балетмейстера Михайловского театра Михаила Мессерера, представителя славной династии Мессереров-Плисецких, о том, почему выбрана именно первая московская «Золушка» и как советское наследие помогло балетной труппе.

культура: Почему вспомнили о «Золушке» Ростислава Захарова и решили восстановить спектакль?
Мессерер: Хотелось отметить две важные даты: юбилеи Сергея Прокофьева и Ростислава Захарова. К 125-летию со дня рождения композитора мы опоздали, поздно получили финансирование. Зато успели выпустить премьеру к 110-летию хореографа.

Идея принадлежит Владимиру Кехману. Он счел, что этот балет Прокофьева должен быть в репертуаре нашего театра. На мой взгляд, хореография Захарова разнообразна и полна достоинств. Танцы поставлены столь музыкально, что кажется: ничего лучше на эту музыку и сочинить-то невозможно. Так случается с фрагментами Бурнонвиля, Петипа, Горского, когда движения слиты с музыкой раз и навсегда. «Золушка» встречена тепло, но моей заслуги в этом мало, лавры — Ростиславу Владимировичу. Он сделал спектакль, который смотрится современно спустя семь десятилетий.

культура: Мы привыкли к критике хореодрамы — как жанра устаревшего и несовершенного, где много пантомимы и маловато танцев.
Мессерер: Принято считать, что только с конца 1950-х — начала 1960-х действие в балетах «происходит» в танце. Но у Захарова танцуют практически все. Не только сестры, но даже Мачеха исполняет свою партию на пальцах. «Золушка» — один из балетов наследия, которое нельзя терять. Если спектакли не идут и забыты, то образуются провалы в истории, рвется связь времен, а важна — преемственность. Сам Захаров называл себя последователем Александра Горского. Прошлое нужно знать для того, чтобы успешно двигаться вперед. Новое поколение приняло на веру, что балетные спектакли 30–50-х годов XX века — это драма, «страдающая» от недостатка танцев. Аргумент несправедливый. «Пламя Парижа», «Лауренсия», «Золушка» могут нравиться или нет, но их никак нельзя назвать нетанцевальными. Правда, если балет того периода показывать в ненадлежащем виде, не лелея, то от него остаются рожки да ножки. Артисты и репетиторы в течение многих лет добавляли в хореографическую партитуру что попало, и порой получалась полнейшая отсебятина.

культура: Вы имеете в виду «Золушку»?
Мессерер: «Золушка» покинула сцену давно. Скорее, «Бахчисарайский фонтан», который остался в активном репертуаре Мариинки и сегодня. Нынешнее и прежнее руководство театра не виновато в недоделках, поскольку приняло спектакль уже не в должном виде. Хотя, мне кажется, любому профессионалу невооруженным глазом видно, как и что нужно чистить, реставрировать.

Я живой свидетель ситуации, когда в конце 60-х — начале 70-х Большой увлекся новыми постановками, а «Ромео и Джульеттой» Лавровского или «Бахчисарайским фонтаном» Захарова попросту не занимался годами. Мы танцевали оба балета на сцене Дворца съездов без серьезных репетиций, хорошо, если в начале сезона назначался прогон, а то и без него обходились. Вводились новые артисты, другие им подсказывали: сейчас беги направо, потом налево...

культура: «Золушка» знает много трактовок, и современные хореографы все чаще уходят от сказки, слыша в музыке вселенскую катастрофу и агрессию военных тем.
Мессерер: Захаров поставил балет в победном 1945 году. Тогда, как, впрочем, во все времена, люди нуждались в доброй сказке. Я преклоняюсь перед гениальной музыкой Прокофьева. Он создал мир такой огромный и философский, что там можно найти все, что угодно, особенно если задаться целью. Как и в «Лебедином озере» несложно обнаружить массу связей с личной жизнью композитора. Копнуть можно очень глубоко. Но передо мной стояла иная задача: вернуть из небытия конкретный спектакль, подходящий не только взрослым, но и детям.

культура: Вы видели захаровскую «Золушку» в Большом?
Мессерер: Да, с Мариной Кондратьевой и Владимиром Никоновым. Хорошо запомнил дух того спектакля.

культура: Считаете Захарова своим учителем?
Мессерер: Ростислав Владимирович почти четыре десятилетия возглавлял кафедру хореографии в ГИТИСе и преподавал будущим балетмейстерам. Непосредственно у него я не учился, так как был студентом педагогического отделения. Самое ценное в том, что мастер создал великолепный коллектив педагогов, и они преподавали нам классическое наследие, историю и теорию театра, балета, музыки. Учили блестяще, за что я благодарен руководителю кафедры. С улыбкой вспоминаю: в доме артистов Большого на Тверской Захаров жил этажом ниже нас, а я частенько, принимая душ или ванну, заливал его квартиру... Тогда к нам поднимался Ростислав Владимирович, одетый в шикарный восточный халат...

культура: Какими источниками пользовались, восстанавливая «Золушку»? Многое пришлось досочинять?
Мессерер: В балете — оригинальный хореографический текст, моих добавлений процентов пятнадцать. Надо было заполнить лакуны. Великолепное подспорье — фильм-балет «Хрустальный башмачок», сделанный Захаровым с Александром Роу в 1960 году. Сохранились замечательные записи программ «Новости дня» с такими сюжетами: иностранные делегации посетили спектакль «Золушка» в Большом театре, танцевала Галина Уланова. И далее показывают, что происходило на сцене. Часто начало и конец вариации зафиксированы, а что было в середине — приходится додумывать. По памяти я поставил танец Кузнечика, который в 18–19 лет репетировал, правда, так и не вышел с ним на сцену. Есть фото из спектакля, по изображениям поддержек и позам часто понятно, какие движения предшествовали вспышкам фотокамер. Если вышло чуть-чуть иначе, то это непринципиально, думаю, Захаров особо не оспаривал бы, поскольку я пытался не противоречить его стилистике. Ну, такая вот работа.

культура: Видите себя реставратором?
Мессерер: Педагогом прежде всего. У нас в афише, как и во многих театрах, масса интересных одноактных балетов, но обычно в них принимают участие 10 или 20 человек. Мне же, как главному балетмейстеру, необходимо, чтобы все артисты, а у нас их почти 140, развивались и росли. В противном случае начнется регресс: ничто не стоит на месте. В «Золушке» занята вся труппа, кому-то даже приходится выходить в нескольких партиях. Такие же массовые спектакли, где задействованы все до одного артиста, — «Лебединое озеро», «Пламя Парижа», «Лауренсия», «Корсар». Это балеты, где есть классические и характерные танцы, игровые эпизоды и материал для актерского перевоплощения. Со своей колокольни педагога я хорошо почувствовал, как, пройдя через «Золушку», наши артисты выросли в профессиональном плане, стали еще лучше. В партии Феи — блистательна Екатерина Борченко, главная наша прима и идеальная академическая балерина. В титульной роли у нас две исполнительницы: Анастасия Соболева, танцовщица уникальнейшего лирического дара, которая поразила меня еще во время своего ученичества в московской школе, и Анжелина Воронцова — красавица, балерина восхитительного обаяния и музыкальности. Виктор Лебедев — Принц — сейчас, на мой взгляд, стал одним из лучших в мире исполнителей чистой классики, таких можно пересчитать по пальцам. У него прекрасная школа, он мгновенно все понимает, схватывает на лету и никогда не стесняется признать, что у него, как у любого артиста, остается то, что надо улучшать. Наш Принц, Иван Зайцев, один из самых галантных и мужественных премьеров, каких я встречал на своем веку. Так что с ведущими исполнителями мне повезло. Впрочем, все наши артисты заинтересованы и довольны.

культура: Зрители, судя по всему, тоже. Билетов на «Золушку» не достать. Вы представили две пары главных героев. Других готовите?
Мессерер: Надеюсь, Иван Васильев станцует Принца в ближайшее время. Сабина Яппарова готовит Золушку. У нас много талантливых исполнителей. Например, Светлана Бедненко, танцующая главные партии в «Лебедином озере» и «Корсаре». В «Золушке» она исполняет восточный танец, а также Фею вторым составом. В нашем театре интереснейшие характерные танцовщики: среди них Владимир Цал, Михаил Венщиков, Андрей Брегвадзе, Александр Омар.

культура: Судя по фамилиям в программках, в коллективе немало иностранцев.
Мессерер: Удалось, по-моему, собрать крепкую интернациональную труппу. Замечания в зале делаю на двух, а то и трех языках. У нас работают представители Словакии и Словении, Норвегии и Швеции, Германии и Италии, Канады, Швейцарии, Японии. Сложилась прекрасная пара: американец Джулиан Маккей, выпускник московской школы, и шведская балерина Элла Перссон из Вагановской академии. Они тоже скоро станцуют Принца и Золушку.

культура: Вы по-прежнему ведете ежедневный класс для артистов?
Мессерер: Да, и считаю, что утренний урок важен чрезвычайно, он не только готовит тело к работе и позволяет избегать травм, но и привести труппу к общему знаменателю. Одно из самых главных выразительных средств в классическом танце — руки. Далеко не все педагоги обращают на это внимание, в результате артисты приходят из школы с непоставленными руками, приходится этим заниматься в классе. Мне нравится, что балерины и танцовщики в Михайловском стали элегантны, следят за стопами, руками, поворотами головы, движением глаз, никто больше не заигрывает с публикой.

культура: Ваша мама Суламифь Мессерер и дядя Асаф Мессерер — легендарные балетные педагоги. Вы чувствуете себя продолжателем семейной традиции?   
Мессерер: Ничто не рождается ниоткуда и не уходит в никуда. Я много взял у своих педагогов, например — следую методике логического построения урока Асафа Мессерера. У мамы, как и у Асафа Михайловича, все упражнения были необыкновенно красивы, на ее классах я учился строить женские пальцевые комбинации. Все годы в Михайловском веду смешанный урок, и женщинам стараюсь давать движения на пальцах. 

культура: Способны повысить голос или всегда так спокойны и невозмутимы?
Мессерер: Если много народу, то говорю громче, чтобы все слышали. Но не кричу, конечно. Педагогу необходимо терпение, он не имеет права повышать голос, раздражаться из-за того, что ученик ошибся, — это было бы неразумно и непрофессионально: как доктору — возмущаться на пациента за то, что тот болен. Кричать на людей, а уж тем более на детей, категорически нельзя. Да и бесперспективно. Мало чего добьешься палками. Я верю, что добро побеждает зло. Самое главное на уроке и репетиции — создать атмосферу. Легкую, открытую, свободную. Чтобы артист не был зажат, не напрягался в ожидании, что сейчас на него прикрикнут, обидят. Кроме того, учитель просто обязан своим примером воспитывать в ученике культуру поведения и общения.

культура: Вы — педагог мировой известности. Много лет Вас приглашают лучшие театры мира: Лондон, Берлин, Парижская опера, Королевские балеты Швеции и Дании, Токио-балет, «Ла Скала», ведущие труппы Америки. Сейчас обязанности руководителя позволяют выезжать?
Мессерер: Теперь это случается нечасто, раза два-три за сезон. Тем не менее в последние годы удавалось вырываться на мастер-классы в Американском балетном театре, в национальных балетах Венгрии, Финляндии, Англии, Дании, Австрии.

культура: Вы вернули к жизни разные спектакли советского периода. Что будете делать дальше?
Мессерер: Искать финансирование. А поставить можно многое. Например, балеты Шостаковича, ведь «Светлый ручей» Федор Лопухов создал в 1935 году именно в нашем театре. Есть задумки к юбилею Мариуса Петипа, но субсидирования пока нет. Финансами наш театр не балуют, особенно по сравнению с теми суммами, которые получают Большой и Мариинский. Михайловский, правда, упоминают с ними через запятую, что лестно, однако возможности несопоставимы

культура: Неужели 200-летие Петипа пропустите?
Мессерер: Ищем возможности не пропустить, но пока не нашли. Мы же театр городского подчинения и надеемся, что Санкт-Петербург нам поможет, как это случилось с «Золушкой».

Отредактировано Saga (2017-10-29 20:53:22)

+1

41

+1

42

Встреча, посвящённая премьере балета Золушка
Клуб друзей Михайловского театра 28.06.17

0

43

+1

44

+2

45

На мой взгляд очень интересное интервью.

Свернутый текст

31.07.2017

Вопреки людоедскому режиму. Михаил Мессерер о Рудольфе Нурееве и глобализации балета
Михаил Мессерер, главный балетмейстер Михайловского театра, поговорил с «ДП» о работе с Рудольфом Нуреевым, последствиях танцевальной глобализации и сталинских балетах.

Михаил Григорьевич, редко так бывает, но в последние недели балет все время в топе новостей. На днях худрук Михайловского театра Владимир Кехман ушел со своего второго поста — гендиректора Новосибирского театра оперы и балета. Что это означает для Михайловского театра?
— В России много примеров, когда один человек руководит несколькими культурными учреждениями. Возьмите Валерия Гергиева, который успевает быть в стольких местах, как в нашей стране, так и за границей. Так что в принципе Владимир Кехман справлялся с двумя театрами легко и непринужденно. А как дальше развернутся события... Я не верю в то, что он полностью оставит Новосибирский театр, в который он вложил столько усилий. А в каком качестве он будет далее прилагать там свои силы — увидим в будущем сезоне.

Ульяна Лопаткина объявила об уходе из Мариинского театра, Диана Вишнева — об уходе из Американского театра балета. Эти фигуры — символы русского балета 10-20 последних лет. Нас ждет безвременье?
— Из классической литературы мы знаем, что разговоры о безвременье идут в течение последних тысячелетний. И оно до сих пор так и не наступило. Поэтому эти выдающиеся имена, я надеюсь, не последние, о которых мы услышим. Мне лично как зрителю жаль, что я не смогу увидеть в Мариинском театре ни, скажем, Константина Сергеева, ни Наталью Дудинскую (одни из самых известных танцовщиков середины XX века. — Ред.), а теперь и Ульяну Лопаткину. Но Диана Вишнева, слава Богу, танцевать продолжает.

Балет «Нуреев» стал знаменитым, несмотря на то что его никто не видел: спектакль отменили за 3 дня до премьеры. Но были видеозаписи, благодаря которым одни эксперты говорят, что это выдающийся балет, другие — что выдающаяся провокация. Вы смотрели?
— Не считаю себя вправе комментировать балет, который я не видел.

Большинство споров вызывает даже не сам балет, а эпатажное фото Нуреева, которое демонстрируется во время балета. Насколько это оправданно на сцене Большого театра?
— Могу лишь повторить, что не могу комментировать спектакль, которого не видел.

А с самим Нуреевым вы много общались?
— Да, он много занимался у меня в классе в Королевском балете в Великобритании, в театре Ла Скала, в Берлинском балете. И я бывал у него дома. Это было в 1980-е годы. Рудольф был абсолютным трудоголиком. Работал без продыха, и, похоже, сутки длились у него часов тридцать пять... Он репетировал целый день, ставил спектакли, выступал практически ежевечерне, утром опять репетировал, и казалось, что слово «усталость» ему незнакомо: по вечерам у него оставались силы пригласить друзей на ужин к себе в дом в лондонском Ричмонд-парке. Угощение неизменно включало вкуснейший луковый суп с добавлением нескольких капель красного вина. Несмотря на всю свою занятость, Рудольф успевал еще очень многое, например слетать на аукционы антиквариата. Он хорошо разбирался в старинных вещах, в частности, коллекционировал мебель и ковры.

Череда скандалов связана с фильмом «Матильда», который тоже никто не видел, но предлагают запретить. Фильм, посвященный балерине Матильде Кшесинской, снимали в Петербурге, в нем участвовало много танцовщиков. А вас не приглашали для консультаций?
— Нет, не приглашали, к сожалению, я бы с удовольствием это сделал. Фильм не видел, понятия не имею, что там. Опять-таки, как можно комментировать!

У нас наступило такое время, когда беспрерывно кто-то чем-то оскорбляется...
— История сложная была у России...

Завтра в Михайловском театре состоится прогон нового балета «Золушка». Балет 1945 года. До этого в театре восстановили «Пламя Парижа» 1932 года и «Лауренсию» 1939-го. Это балеты эпохи, которая в России однозначно ассоциируется со Сталиным. В России мы вообще сейчас наблюдаем небывалый сталинский ренессанс. Почему именно эта эпоха вас так интересует?
— Муж моей тети был расстрелян, другой дядя много лет провел в лагере и, выйдя оттуда, скончался. Да и вообще, с моей биографией, кажется, меня вряд ли можно обвинить в пристрастии к каким-либо тоталитарным тенденциям. И моя позиция состоит в том, что, восстанавливая балеты того времени, мы не восхваляем Сталина — мы восхваляем Ростислава Захарова, Василия Вайнонена, Вахтанга Чабукиани, Асафа Мессерера и Константина Сергеева — людей, которые творили вопреки людоедскому режиму. И то, что ставим балеты тех лет, — не более чем совпадение.
Я стараюсь дать артистам возможность познакомиться с различными стилями. Наша труппа стоит на трех китах: классике XIX века, современных балетах и балетах того периода, который вы называете сталинским. В 1960-х годах хотели обновления, но выплеснули вместе с водой ребенка, кто-то решил, что все спектакли были плохими. Главная претензия — что они якобы нетанцевальные. Но это явно не так! Я уже много раз повторял, что мы не должны забывать свое прошлое, мы его должны как минимум знать.
Для восстановления же «Золушки» было несколько причин. Недавно прошел юбилей Сергея Прокофьева, предстоит юбилей Ростислава Захарова — первого постановщика этого балета. Мы решили восстановить именно ту самую — первую постановку Большого театра.

Как сейчас восстанавливать балет, понятно: для начала надо включить видео. Но насколько точно можно воспроизвести балет, если пленок не сохранилось или их тогда вовсе еще не было?
— Мы должны понимать, что балет все-таки не музейный экспонат: вот у нас стоят старинные часы, и их можно скопировать. А спектакль прошел вчера вечером, а сегодня он будет уже слегка другим. Что же тогда говорить, если спектакль не шел несколько десятилетий! Без изменений (да и то, почти без) можно лишь постараться восстановить костюмы и сделать декорации по эскизам того же автора. Поэтому я никогда не говорю, что мы делаем спектакль именно таким, каким он был когда-то.
Перед началом работы всякий раз я себе задаю вопрос: как бы сам автор сегодня восстановил собственный спектакль? Пытаюсь поставить себя на его место. А когда восстанавливал балет «Лауренсия», то вспомнил о разговорах Вахтанга Чабукиани с моей мамой — я был тогда еще юношей. И Чабукиани говорил, что по-другому хочет поставить этот балет, если появится возможность. И гениально показывал, как бы он это сделал. Спектакль меняется даже при жизни автора. И его надо обновлять, потому что иначе он умирает.

Что будет после «Золушки», вы уже знаете?
— Тут мы упираемся в финансирование. Имея бюджет на одну премьеру в сезон, мы должны сделать из этого полностью успешный проект. Вы не должны забывать, что у нас театр городского подчинения и наш бюджет несравним с бюджетами, скажем, Мариинского или Большого театров. Мы не можем позволить себе такое количество премьер, поэтому тщательно продумываем, что поставить. Делаем что можем. Было очень важно получить финансирование для «Золушки»: балет трехактный, занята вся труппа, дорогое оформление, дорогие видеоэффекты.
Сделать спектакль за очень большие деньги — это прекрасно. И тем, у кого есть такая возможность, хочется завидовать. Особенно если спектакль вышел удачным.

Владимир Кехман говорил, что бюджет Большого театра в 10 раз больше, чем ваш...
— Вот именно. То, что нас называют в одном ряду с театрами, которые имеют бюджет и дотации в 10, а то и в 12 раз больше, очень лестно для нас.

Балет всегда существовал за счет меценатства. Известно, что Дягилев, по сути, был хорошим фандрайзером. У Михайловского много меценатов?
— Мы пользуемся помощью нескольких меценатов, очень благодарны им за поддержку, они люди скромные, не очень любят быть названными. Могу сказать, что «Пламя Парижа» и «Класс-концерт» мы сделали с помощью академика Астафьева (владелец компании «ЛенСпецСтрой». — Ред.), ряд наших спектаклей поддержал Тошихико Такахаши.

Почему, если говорить в среднем по миру, балет недооценен по сравнению с оперой?
— Опера уже очень элитарное искусство. А балет, наверное, еще более элитарен.

Но в России-то ситуация обратная: в Европе билеты на оперу стоят дороже, а в России — на балет?
— В России балет, как известно, больше, чем балет: это одна из областей, где российское искусство впереди планеты всей. Популярность русского классического балета во всем мире несравненна. Думаю, что большинство россиян знают об этом и принимают балет как нечто свое.

Постоянно слышу разговоры экспертов, которые говорят, что в балете все плохо, танцевать некому, уровень подготовки катастрофически упал...
— Я в балете 60 лет и все эти 60 лет слышу эти разговоры. Не уверен, о чем именно ведут речь сейчас.
С одной стороны, понимаю, что часто кажется, будто в прошлом трава была зеленее: мы же знаем, что в 568 году до н. э. были найдены скрижали, на которых было написано, что в прошлом все было лучше...
С другой — если классический балет (а это материя нежная) не пестовать, он действительно может исчезнуть, и будет жаль: я нахожу классический балет одним из высших достижений человеческой цивилизации. Проблему же вижу в некоей всеядности зрителя, который из-за количества получаемой сегодня информации перестает различать, что есть что, удовлетворяясь любым танцевальным действом.

Тема «пора валить» очень популярна и в молодежной среде, и среди состоявшихся людей. Вы не понаслышке знаете, что это значит — «свалить»: вы остались в Японии во время гастролей Большого театра в 1980 году. Причины, по которым уезжали вы, и причины, по которым уезжают сейчас, — разные или нет?
— Мои причины известны: хотелось жить свободно, чтобы дети и внуки рождались свободными людьми. Мне хотелось ездить куда пожелаю, работать там, где меня приглашают, и свободно говорить то, что я считаю нужным, да и мыслить свободно. Но это было давно. А по какой причине уезжают люди сейчас, я не стану утверждать — у каждого причина немного своя.

В то время «свалить» было однозначно опаснее...
— Риск был огромный, конечно. Я знаю, что далеко не у всех людей все складывалось. Но, слава Богу, я был уверен в своих силах и не обманулся. Но не могу переносить это на сегодняшнюю ситуацию. Балетные артисты, уехав, всегда могут вернуться. Например, одна из моих главных профессиональных задач — следить, чтобы в Михайловском балете сохранялся единый стиль, поскольку многие наши артисты — бежавшие из других театров. И с Запада к нам тоже «бегут». Раньше об этом невозможно было подумать, чтобы уезжали с Запада в Россию. Но у нас в труппе помимо россиян есть американцы, танцовщики из Восточной и Западной Европы, из Японии, даже из Новой Зеландии...

Скажите откровенно, кому вы завидуете?
— Стараюсь давить в себе подобные порывы. Во-первых, прежде чем руководить другими, надо научиться руководить самим собой. И, когда я чувствую, что прорастает что-то вроде зависти или схожие негативные чувства, я в себе это душу на корню.
А кому я завидую белой завистью, если такая существует... В жизни — никому, а в искусстве я, конечно, признаю выдающийся талант многих: например, хореографов Алексея Ратманского, продвинувшего Большой театр в XXI век, и Жан-Кристофа Майо, создавшего авторский театр в Монте-Карло, не говоря уже о таких китах, как Джордж Баланчин или Нинет де Валуа, которая создала лондонский Королевский балет... Преклоняюсь перед ними. Или перед Касьяном Голейзовским. Он считался почти антисоветским хореографом, из-за чего у него были серьезные проблемы. Но то, что он делал в первой половине XX века, смотрится сегодня не менее современно, чем произведения сегодняшних творцов.

Топ-менеджеру важно, чтобы его сотрудники выкладывались на 100%. Как сделать так, чтобы ваши сотрудники, артисты балета, танцовщики выкладывались на 100%? В России есть два признанных метода — метод кнута и метод пряника. В балете, насколько я могу судить, кнут намного популярнее.
— Не люблю критиковать коллег, но мой метод — добро побеждает зло. Восьмилетний опыт в этом театре и весь предыдущий опыт работы на Западе показывает, что артист балета должен обязательно чувствовать себя комфортно в зале. И тогда ты добиваешься намного больших результатов.

Сейчас на всех главных балетных конкурсах побеждают артисты из Китая, Кореи и Японии. Существует ли угроза, что весь мировой балет будет made in China?
— Просто балет глобализовался. К примеру, когда-то моя мама начинала школу балета в Японии. Проблема еще в том, что в конкурсе часто выигрывает человек, чьи трюки производят наиболее сильное впечатление. Я понимаю членов жюри: конкурс в искусстве — вещь сложная, а уж балетные исполнители тем более не укладывается в рамки соревнований. Трудно оценить одухотворенность и массу других вещей. Для этого нужно смотреть спектакль целиком. Поэтому зачастую побеждает техническая оснащенность.
Другое дело, что многие замечательные педагоги в свое время были вынуждены уехать из России. Многие из них — в Японию, в Корею, в Китай. И за счет этого азиатский балет шагнул вперед. И если лучшие педагоги, условно, будут находится в Австралии, то австралийцы будут побеждать. А если в Люксембурге — то люксембуржцы...

Вы когда-нибудь видели хорошее кино про балет?
— Понятно, что любому полицейскому детективные фильмы смотреть смешно. Так же и балетным людям подчас смешно и тяжело смотреть фильмы про балет. И, какая бы великая актриса ни играла роль балетного педагога, мне понятно, что она не должна так ходить по репетиционному залу, как она ходит в фильме. Но это смешно мне, а нормальному зрителю вполне интересно.
Так же как мне любопытно смотреть фильмы про профессиональных боксеров.

Дмитрий Грозный, Деловой Петербург

0

46

Просто лёгкая рекламка на Тщетную в мае.. если никто не против..

ПОЯВИЛИСЬ БИЛЕТЫ ЗА 3000 Р. - БЕРЕМ. РЕБЯТА. ПОКА НЕ ПОЗДНО.
НА МИХАЙЛОВСКОМ ТЕАТРЕ САЙТЕ. ТАМ ДАЖЕ УКАЗАНЫ БОЛЬШЕ ПО ЦЕНЕ БИЛЕТЫ.
_________________
СПЕШИТЕ!!!

http://sd.uploads.ru/t/uDds2.png
http://s8.uploads.ru/t/FqCtW.jpg
http://sg.uploads.ru/t/4o1T0.jpg
http://s4.uploads.ru/t/WeKOM.jpg

+2

47

естественно переаншлаг
и восторженные овации звучали вчера в Михайловском театре..
а как иначе? иначе просто не может быть..

3 03 18

http://s3.uploads.ru/7XrW2.jpg
http://s9.uploads.ru/pDYP6.jpg

Отредактировано Ariadna (2018-03-05 00:25:46)

+2

48

https://www.instagram.com/p/Bk3EBgLHk0i … skytheatre

Интересный ролик - Триумфальное возвращение Спартака на сцену #МихайловскийТеатр 186 7 и 8 сентября!
Вот интересно кем будет Иван Васильев.  http://doodoo.ru/smiles/anim/big42.gif

0

49

Судя по костюмам, Зайцев - Спартак, Васильев - Красс.

0

50


https://mikhailovsky.ru/press/media/rep … skom_rime/


Очень интересная постановка.

+2

51

Не поняла грим у Анжелиныhttp://www.kolobok.us/smiles/standart/no2.gif

+1

52

09.04.2019

Николай Цискаридзе: «Напоминаю себе, что я артист»
Балет «Тщетная предосторожность» в Михайловском театре отмечает «двойной юбилей»: совпали 5 лет со дня премьеры и 50-й спектакль. Огромной популярностью постановка во многом обязана тому, что в роли Вдовы Симоны на нашей сцене можно увидеть народного артиста России Николая Цискаридзе.

— Николай Максимович, со дня премьеры «Тщетной предосторожности» прошло 5 лет, но любовь зрителей к спектаклю только растет. Это одно из самых популярных названий в нашей афише, тысячи людей из разных стран мечтают увидеть балет, а те, кому удалось, считают себя счастливчиками. А как вы относитесь к этому спектаклю и к своему персонажу — Вдове Симоне?

— На мой взгляд, это лучшая версия балета «Тщетная предосторожность». Балет старый, от исходной постановки ничего не сохранилось, многие балетмейстеры XIX — XX веков ставили его множество раз. Фредерик Аштон, с моей точки зрения, сделал самый интересный вариант. Он никогда не скрывал, что видел спектакль с участием Анны Павловой, когда был ребенком, — и это была старая версия Петипа. Этим он и вдохновлялся — его спектакль сделан по эмоциональному воспоминанию. А что касается вдовы Симоны, эта роль мне нравилась с самого детства, когда я еще в школе увидел в каком-то фильме танец в сабо. Мне тоже хотелось это сделать. И когда «Тщетную» ставили в Большом театре и мне, естественно, предлагали станцевать главного героя, я сразу сказал, что не хочу, а хочу Вдову. Тогда мне эту роль не дали, сказали, что я еще очень молод и должен прыгать и бегать, но и главного героя я тогда не станцевал. В петербургском спектакле я согласился участвовать по одной единственной причине: танцевала моя любимая ученица Анжелина Воронцова, прима-балерина Михайловского театра. Я выступал не только в качестве ее педагога, но и как партнер вводил ее в разные спектакли, и подумал, что было бы очень хорошо выйти вместе и сыграть ее мамашу. Началось все с шутки. Я пошутил в разговоре с Владимиром Кехманом, может, мне вдовушку станцевать, он меня поддержал, и правообладатели, как оказалось, тоже были очень рады этой идее, и вот я приготовил и исполнил роль Вдовы Симоны.

— В одной из рецензий после премьеры вашу Вдову оценили как особу весьма привлекательную, которая, пристроив дочку, еще устроит и свое женское счастье. А вам как кажется?

— Когда я стал делать эту роль, столкнулся с тем, что английский юмор в спектакле, к сожалению, не применим на нашей почве. Точно так же как любой наш спектакль не всегда применим в Англии или в Америке — на любой наш спектакль там зритель реагирует по-другому. Я не воспроизводил буквально то, что показывали постановщики. Надо сказать, что я видел, как это репетировал Александр Грант в Большом театре, и потом здесь в Михайловском Майкл О’Хэйр — и они оба оказались очень мудрыми людьми. Они никогда не требовали точной копии, они пытались у каждого артиста вызвать что-то свое. У меня не сразу сложился характер. Одно дело, когда я просто носился, нацепив юбку в репетиционном зале, — честно пытался исполнить текст роли. Но когда принесли накладки, грудь, костюм, я оделся — и увидел свою героиню иначе. Вот, чтобы было понятно: в одной из последних версий в Ковент-Гардене Вдову танцует очень хороший артист очень высокого роста — в основном роль исполняют артисты маленького роста, а тут танцует тоже очень высокий артист, казалось бы, мы должны быть в чем-то похожи. Но он характерный артист, у него нет премьерской стати, и у него получается мамаша — старушка. Всегда играют старушку! А если вдуматься, даже если Лиза у нее третья дочка, ей должно быть от силы тридцать с чем-то лет, она молодая женщина! И вот когда я стал на себя смотреть в костюме — с моей выправкой, абсолютно премьерской, во-вторых, с этими накладками, в-третьих, с моей щиколоткой... Я часто шучу, что щиколотка выдает во вдове Симоне бывшую прима-балерину. Я стою со всем этим — и мои ноги все равно выдают одного из ведущих танцовщиков планеты. Это видно даже по форме икры — все характерные артисты выглядят по-другому. Таким комичным, как они, я быть не могу, я по форме не комичный. Играть Кабаниху мне не хотелось. Мне осталось только одно — играть Хариту Огудалову. Это женщина, которая, выдав замуж последнюю дочь, рассчитывает и на собственное счастье. И я стал делать роль по этой линии, искал смешные моменты в общении с дочерью и с ее кавалерами, в общении со своим кавалером, отцом Алена. Мне надо было свою очень конкретную внешность уложить в заданные обстоятельства. В спектакле есть одна сцена, когда моя героиня бежит открывать дверь и смотрится в зеркало, стоя в аттитюде. У всех, кто исполняет Вдову Симону, это выглядит комично. Я вставал в аттитюд, что говорить, как мало кто в мире может встать в аттитюд. Мои ноги не спрячешь. Это всегда вызывает аплодисменты. Я живу по рецептам Галины Сергеевны Улановой, она учила меня находить себя в предлагаемых обстоятельствах. Было приятно, когда после одной из сценических репетиций английский репетитор пришел на сцену и сказал мне очень добрые слова. Я знал, что в кулисах некоторые меня тихо критиковали, а он подошел и сказал: «Вы идете в правильном направлении. Всё, что вы предлагаете, сюда попадает. Я уверен, что сейчас вижу эскиз одного из наиболее выдающихся исполнений этой роли».

— Вы были премьером Большого театра, имели огромный репертуар. И вот уже на протяжении 5 лет — Вдова Симона. Вы от нее не устаете?

— В отличие от всех моих коллег я не хожу на класс, вообще не занимаюсь. Но вот я обуваю сабо, один-два дня репетирую и танцую спектакль. Сам удивляюсь, что у меня это получается (смеется). В принципе, когда танцую «Тщетную предосторожность», получаю удовольствие от ситуации: сам себе напоминаю, что я артист. Несколько раз было ощущение: идет спектакль, я в кулисах жду выхода, и мне кажется, что ректорства, к примеру, еще не было, что продолжается моя артистическая жизнь, а все остальное мне приснилось. Бывают вот такие странные моменты. И главное: я ни от чего никогда не уставал. Если мне что-то не нравилось, я этого никогда не делал.

— На ваших плечах огромный объем забот и обязанностей. Насколько просто переключиться от серьезных проблем на шуточную историю?

— Это профессия. Меня учили: какое бы у тебя не было настроение, ты должен выйти и доставить удовольствие публике. Публика пришла, она хочет встретиться с персонажами. Ее не интересует, что ты в данный момент думаешь и как ты себя чувствуешь. Я этой профессией владею в совершенстве.

+2


Вы здесь » Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе » Мировые тетры оперы и балета » Михайловский театр Санкт-Петербург