Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Поэзия

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Мирза Шафи Вазех

Мирза Шафи Вазех — азербайджанский поэт, писавший на персидском и азербайджанском языке. Родился в семье зодчего в городе Гянджа, по одним данным в 1792, по другим в 1804 году. Умер 28 ноября 1852 года в Гяндже. Учился в медресе. Затем зарабатывал на хлеб как секретарь у богатых людей. Преподавал восточные языки и каллиграфию.

В конце 1840 года Мирза Шафи Вазех перебрался в Тифлис, где получил место младшего преподавателя. В 1844 году в Тифлис приехал немецкий литератор и ориенталист Фридрих Боденштедт. Он проявлял большой интерес к жизни Кавказа и пожелал брать уроки восточных языков. Так он познакомился с Мирзой Шафи Вазехом. Уроки были три раза в неделю, а по их окончании Мирза Шафи исполнял для "заморского" гостя песни собственного сочинения. В 1847 году Боденштедт уехал из Тифлиса, прихватив с собой тетрадь стихов Мирзы Шафи под заголовком «Ключ мудрости». В 1850 году Боденштедт издал объемистую книгу «1001 день на Востоке» (Tausend und ein Tag im Orient), часть которой посвящена Мирзе Шафи Вазеху. В 1851 году вышла книга «Песни Мирзы-Шафи» («Die Lieder des Mirza-Schaffy») в переводе Ф. Боденштедта.

Книга неожиданно стала необычайно популярной — она ежегодно переиздавалась и была переведена на много европейских языков. Через двадцать лет после смерти Мирзы Шафи Вазеха, в семидесятых годах, Боденштедт издал книгу «Из наследия Мирзы Шафи», в которой объявил, что песни Мирзы-Шафи будто бы не являются переводами и обязаны своим существованием лично Ф. Боденштедту.

Тем не менее до наших дней сохранились подлинники на персидском языке и на азербайджанском, доказывающие авторство Мирзы Шафи. Известно также, что в 1852 году Мирза Шафи Вазех, будучи преподавателем в Тифлисе составил еще до появления "Вэтэн дили" с одним из воспитанников Мирзы Казембека в Москве Иваном Григорьевым учебник «Китаби-тюрки».

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мирза Шафи Вазех
http://open.az/index.php?newsid=6221

Мирза Шафи Вазех (скачать произведения поэта)
http://www.azeribook.com/poezia/vazex/vazex.htm

***

Так песни пой, как будто день далек,
В который смерть твоих коснется щек,
Но так живи, но так люби, как будто
Смерть переступит нынче твой порог.

***

К нам не извне приходит озаренье,
Внутри себя несем мы свет прозренья.

Взгляни на мир: свое тепло дает
Одно и то же солнце всем в даренье.

Но от его лучей пустыня мрет,
А сад цветет с его благословенья.

В том, что само бесплодие несет,
Ничто извне не вызовет цветенья.

***

Из песен остается на века
Скорее песня та, что коротка.
Порой навечно людям остается
С коротким изречением строка.
В коротком слове мудрость к нам
пробьется,
Хоть век назад слетела с языка.

***

Содеявших добро порою ждет награда,
Но, делая добро, о ней мечтать не надо!

***

Сложна дорога жизни, но она
На лицах наших запечатлена.

Вот здесь любовь морщину начертала,
Вот линия усталости видна.

На лицах ясно доброе начало,
И злая сущность тоже нам ясна.

И все ж мы друг о друге знаем мало:
Не каждый разбирает письмена.

***

Поднимет ветер пыль и до небес взметет,
Но кто возвысит пыль до уровня высот?
А между тем алмаз лежит, покрытый пылью,
И все же он алмаз, возьми, и он блеснет.

***

— Как жить, чтоб не творить неправых дел,
Чтоб никому не приносить печали?
— Так поступай всегда, как ты б хотел,
Чтобы с тобой другие поступали.

***

Что может быть отрадней и блаженней,
Чем даже в самый несчастливый час
Петь песни, возжигаясь вдохновеньем
От приносящих вдохновенье глаз.

***

Порою то пророчеством бывало,
Что малостью казалось изначала,
Которую нет смысла повторять,
Но время все по-своему решало,
Поскольку лишь ему дано решать.

И что казалось шатко и порочно,
В сердцах людей укоренялось прочно,
Созревших, чтобы истину понять.

***

Бог создал солнце, дал краям земным
Тепло и свет от края и до края,
Бог создал розы и назначил им
Весной в садах цвести, благоухая.

Воздвиг хребты, чтоб на земле его
Белели горы, и ничто другое.
Аллах лишил души все, что мертво,
И наделил душою все живое.

Дал птицам крылья, чтобы ввысь лететь,
И морю волны, чтоб стремиться к суше.
Бог дал мне голос, чтобы песни петь,
И дал вам слух, чтоб эти песни слушать.

***

Бывает очень трудно остудить
Сердца, которые любовь тревожит.
Труднее этого одно, быть может:
Сердца нелюбящих воспламенить.

***

На тропах счастья, на дорогах бед,
Где ни шагнешь, стопа оставит след.
Останется твой след воспоминаньем,
И вновь когда-нибудь всплывет на свет.
Всплывет уликой или оправданьем
На том суде, где всем держать ответ.

Мирза Шафи Вазех

0

2

Звездная эта ночь и одиночество,
Добрая надежда и укор.
Для одних - нежданное пророчество,
Для других пустой небесный сор.

Ты исчезнешь, а мое сияние
В новые глаза перетечет.
Звезды - это вечное свидание
С теми, кто ушел и кто придет.

Я - твоя Свобода, я - твоя Звезда,
На устах горячих - чистая вода.
Что бы ни случилось, позови меня,
Я с тобою буду и средь бела дня.

Я - твоя Удача, я - Судьба твоя.
Все, что ты успеешь в жизни - это я!
Я тебе сияю из-за серых туч,
Не теряй из виду мой певучий луч!

Я - твоя Свобода, я - твоя Звезда,
На устах горячих - чистая вода.
Я с тобою рядом, где меня и нет,
Не теряй из виду мой жемчужный свет!

Ария Звезды из оперы А. Рыбникова «Звезда и смерть Хоакины Мурьеты»,
автор Павел Грушко

0

3

- Войдите же в Лавку мою поскорей!
Нужна вам защита от бурь и невзгод?
Вот - панцирь морского ежа. Подойдет?
Вот раковин груды из разных морей!
В двойном ожерелье - акульи клыки.
В пентакле записан магический стих.
Вот Крылья Надежды и Счастья Жуки.
Слоны и подковы, фигурки святых.
Вот - Мудрости посох приткнулся в углу.
Сушеных лягушек лежат вороха.
Вот Дьявола маска. А вот и Рука
Спасенья счастливого! - Всякому злу
Найдется преграда. А груды монет
Волшебных сулят капитал и успех...

- Так что же, берете вы что-нибудь? Нет?
Смотрите сюда: здесь - товар не для всех!

Удачу в торговле приносит Паук,
Коренья - от сглаза; ключи - от сердец.
Счастливые кости - везенье без мук.
Магический Боб - всех желаний венец!
Всевидящий Глаз и свеча-оберег,
Молитвы, что точно дойдут до небес...
Для прибыли верной - заветный Орех.
И это не все еще в Лавке Чудес!

Вот камни любовные - их 33.
Вот те, что защиту от пули дают.
Смотрите внимательно: вот - от хандры.
От яда в вине. От назойливых пут.
От разных опасностей, жизни без сна,
Ударов Судьбы и коварства жены.
От жутких кошмаров и рюмки без дна
И даже - представьте! - от чувства вины...
Возьмите магический этот кристалл -
В нем прошлое с будущим в круге одном!
Хотите быть смелым? Удачливым? - Лал
Придаст вам отвагу. А яшма - ваш дом
От молний и страшного рока спасет,
Умножит ваш ум и веселье вернет!

Целебные камни врачуют сердца,
Дают красноречье и ум мудреца,
Надежду, как знамя вручают, и вот -
Вы видите сами - Удача идет!
Мерцает зеленый в ларце изумруд,
Блистают алмаз и сапфир голубой...
Все радости мира скрываются тут,
Любая защита и подвиг любой!

НО СИЛА СОКРОВИЩ СПАСЕТ ЛИШЬ ТОГО,
В ЧЬЕМ СЕРДЦЕ НИ ЗЛОБЫ, НИ ЗАВИСТИ НЕТ.
ЧЬЮ ДУШУ ЛЮБОВЬ ОЗАРЯЕТ, КАК СВЕТ.
КТО СЧАСТЬЕ СПОСОБЕН ДОБЫТЬ ИЗ ВСЕГО.
Н. Кононова

0

4

Талисманов много есть на свете:
В чистом поле - талисманит ветер,
В небе - звезды, ниже - океан,
И сама Земля - твой талисман!

И на ней плодятся неустанно
Для тебя - сплошные талисманы:
Драгоценные кристаллы - в недрах,
Наверху - леса звенящих кедров,
А в лесах - невиданные птицы
И олень с серебряным копытцем...

Целый мир тебе в подарок дан!
Береги его, как талисман.

0

5

Я строю лесенку из тысячи ступеней,
Гле каждая из тысячи камней.
Когда-нибудь, быть может в воскресенье
Я поднимусь за облака по ней
А дальше ленту вышью из атласа
Тех нитей золотых, что солнышко дарит,
Вплету в свой танец ветреный и страстный,
Слова, что мне любимый говорит
Дорогу, в кровь сбивающую душу,
Умение простить и отпустить
И клятву, что вовеки не нарушу,
Желание служить, отдать, дарить
Пусть станет этот путь манящей сказкой
Во сне ли, наяву настанет час,
И женщина-богиня-Лада-Ласка
На землю спустится и да прибудет в нас

Источник: "Ар Сантэм, Ари Суфит: Духовное развитие женщины через танец. Учебное пособие"

Отредактировано Anna (2009-10-07 13:14:50)

0

6

Путешествие в Грузию.

             Татьяна Фетисова
   из сборника "Похвала искусствам"

                 Николаю Максимовичу Цискаридзе                     
               с восхищением, благодарностью и любовью


Три химеры оседлали
Старый добрый Нотр Дам.
Заявление подам
Я о визе для начала.
Путешествие начать
Я хочу, ведь ясно нам,
Что оно обозначает -
Честь мужей, усладу дам,
Средство от мирской печали.

Ветер носит в порошок
Истолченные былинки,
Цвет пыльцы, росинки, льдинки -
Летних радостей мешок.

Ну а мы же по-старинке
В путь отправимся, дружок.

Прекрасен воздух лилии Бурбонов,
Прекрасны розы Йорков на ветру,
Разбужены гробницы фараонов.
Я мазь веков в висок себе вотру
И оглянусь.

Потустороннее дежурит рядом -
За занавеской, за углом, за этажеркой,
И ты отпрянешь, об утюг обжегшись,
И тень прозрачную проводишь взглядом...

Вдруг встанет пред тобою дежа вю,
Волною жаркой с головы до ног окатит,
И ты подумаешь: ну ладно, хватит,
Ну почему я до сих пор терплю,
Не рвусь из повседневности оков?
Заморских стран звенит прозрачный воздух
И опостылевший, замшелый кров
Оставлен. Сожалеть об этом поздно.

Над славным Мецем в розовом дыму
Прошел с небес весны отвесный ливень,
Дымит очаг в моем сыром дому
И в самом темном сложены углу
Котомки, парики, шкатулки, стебли лилий...

Атлантики соленый вольный ветер,
Морская пыль и водорослей взвесь,
Ты прав, что мы всегда за все в ответе
И малодушье не в чести ни там, ни здесь.

На белоснежном камне алтаря
Кровавых роз запекшиеся пятна,
Взлетают голуби с высокой голубятни,
Мы их гоняем чем попало, почем зря.

В бодрящем колебаньи свежих струй
Все хорошо, и  каждый обеспечен
Полетом в ад в таких, как он, строю
И, по прибытьи, индивидуальной печью.

Высокий страннопадающий дом
Как башня, взмыв, впадал неспешно в кому,
Посеяв панику среди знакомых,
И кровь бурлила, как в котле кипящем, в нем.

Кругами вольными светила рвались ввысь
И семисвечники под звездами зажглись,
Один из тридцати, взошел динарий
На небеса, затмив луны фонарик.

А я готовлюсь к путешествию заране
И, медяки пересчитав в каране,
Решаюсь автостопом путь начать
До холмов Грузии. Мне в паспорте печать
Поставит Цербер лапою мохнатой.
В незримые я облачилась латы,
И больше ничего с собой не надо брать.

...На холмах Грузии лежит ночная мгла...
На холмы Грузии душа моя стремится.
Над ними Млечный Путь торжественно кренится,
Хранит желание студеная криница,
Тепло полуденного солнца виноград
Струит во мглу, и тень его легла
На остывающий песок,
И бабочкою биться
О тени падающие, у свечки виться
Моя душа готова.

...Вертогрд...
Построен, огорожен и ухожен,
Засажен саженцами, черенками, и гудят,
Гудят над ульем ионические пчелы...

И иночество для тебя легко, и взгляд
Чужой не сглазит стать твою, и льется
...Небесный синий цвет... -
От колдовской коровы
Парное льется в крынку молоко,
И, сладостно послушно, зреет слово,
В строке гнездясь сновидчески легко.

И пчелы  -  мед, и сыр подарят - пастухи,
Сойдя в траву с тропы своей овечьей,
И пес сторожевой со взглядом человечьим
Оборонит от чар и от людей лихих.

Не веруя ни в сон, ни в заговор, ни в чих,
Мы под широколистыми ветвями
Пройдем до перевала и путями
Достойными достигнем стран иных.

Там, горьких трав изведав аромат,
Мы спустимся в сады прекрасней прочих
По спутанной траве. Тропы легчайший прочерк
Нас приведет туда, где брошено зерно,
Где борона
Прошла, взрывая чудо вековое,
Тревожа роскошь и богатство перегноя,
И легкой поступью, неспешною ногою
Мы вступим в те сады, которым каждый рад.

Там нежится ...пыльцой припудренная слива,..
Растут там вместе сосны и оливы,
И яблоки  -  утеха  Гесперид,
Париса гордость и орудье змея,
И Одиссей красноречивый, вдруг немея,
Нам соль волны и парус подарит.

Он нас благословит на путь дальнейший,
Он в этом искушен, хитрейший и умнейший,
Удачливейший из сынов земли.
Он нас наделит знанием о первородстве,
Предотвратит возможные уродства
И перехлесты, и луну затмит,
Обидев девственницу, смуглую Диану,
Ее окликнув Артемидой по-старинке,
Отняв соломинку и лук, и по тропинке
В Британию отправит в виде леди Ди.

А ты ко мне хоть на мгновение приди,
Ну хоть во сне, соперником Филиппа,
Взмахни крылами, взбаламутив липы
Июньские, меня вознагради
За лихорадку в превесеньи стылом,
Мою тоску сотри
Движением ресниц своих крылатых
И царственную яркую заплату
Позволь нашить на нищенский мой плащ.

Не зря врезается в мой позвоночник, в хрящ
Торжественная тяжесть бытия.
То есть Любви. Так причащаюсь я
Сих яростных божественных даров.
Инстинкты жалкие давно свалила в ров,
Где поросли они крапивой и полынью.

Когда в рассветной предвесенней стыни
Божественная влага с неба хлынет
И напитает розы всех сортов,
И милосердия прольются чаши,
И горести все, наши и не наши
Исчезнут с улиц, из садов и со дворов,
И тысячами солнц деревья заискрятся,
И танцу твоему откроются подмостки
И лучшие из лучших декораций...

Твой танец...


                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 

© Copyright: Татьяна Фетисова, 2011

0

7

Нашел вот в сети и захотел поделиться тем, что мне понравилось.

http://proza.ru/2011/02/26/153

0

8

Эрнст, Вы нашли моё стихотворение...

Буря

Ночная буря. Мне не спится.
Не дышится, хоть ветер бьёт в окно.
Сквозь тучи, словно сквозь ресницы,
Луна следит внимательно за мной.

От пристального взгляда с неба
Я прячусь, ёжусь, убежать хочу...
За шторой бьётся призрачная небыль,
И мне с ней совладать не по плечу...

0

9

Мое любимое стихотворение Хайама   просто программа на жизньhttps://fbcdn-sphotos-g-a.akamaihd.net/hphotos-ak-ash3/1236542_725245680825954_61241484_n.jpg

0

10

http://s4.uploads.ru/t/0VtqX.jpg

Александр Блок - любимый поэт Николая Цискаридзе.
Стихотворение "О, я хочу безумно жить" не только любимое из любимых, но еще и служит Артисту  своеобразным жизненным  кредо.                                                                                 
 
О я хочу безумно жить...

О, я хочу безумно жить:
Всё сущее - увековечить,
Безличное - вочеловечить,
Несбывшееся - воплотить!

Пусть душит жизни сон тяжелый,
Пусть задыхаюсь в этом сне,-
Быть может, юноша весёлый
В грядущем скажет обо мне:

Простим угрюмство - разве это
Сокрытый двигатель его?
Он весь - дитя добра и света,
Он весь - свободы торжество!

5 февраля 1914

http://s4.uploads.ru/t/pXeWi.jpg

А гениальное стихотворение  А.Блока "Демон", возможно, вдохновляло создателей хореографической миниатюры "Падший  ангел"?

Демон

Иди, иди за мной — покорной
И верною моей рабой.
Я на сверкнувший гребень горный
Взлечу уверенно с тобой.

Я пронесу тебя над бездной,
Ее бездонностью дразня.
Твой будет ужас бесполезный -
Лишь вдохновеньем для меня.

Я от дождя эфирной пыли
И от круженья охраню
Всей силой мышц и сенью крылий
И, вознося, не уроню.

И на горах, в сверканьи белом,
На незапятнанном лугу,
Божественно-прекрасным телом
Тебя я странно обожгу.

ты знаешь ли, какая малость
Та человеческая ложь,
та грустная земная жалость,
Что дикой страстью ты зовешь?

Когда же вечер станет тише,
И, околдованная мной,
Ты полететь захочешь выше
Пустыней неба огневой, -

Да, я возьму тебя с собою
И вознесу тебя туда,
Где кажется земля звездою,
Землею кажется звезда.

И, онемев от удивленья,
Ты узришь новые миры -
Невероятные виденья,
Создания моей игры...

Дрожа от страха и бессилья,
Тогда шепнешь ты: отпусти...
И, распустив тихонько крылья,
Я улыбнусь тебе: лети.

И под божественной улыбкой
Уничтожаясь на лету,
Ты полетишь, как камень зыбкий,
В сияющую пустоту...

9 июня 1910

О доблестях, о подвигах, о славе
Я забывал на горестной земле,
Когда твое лицо в простой оправе
Перед мной сияло на столе.

Но час настал, и ты ушла из дому.
Я бросил в ночь заветное кольцо.
Ты отдала свою судьбу другому,
И я забыл прекрасное лицо.

Летели дни, крутясь проклятым роем...
Вино и страсть терзали жизнь мою...
И вспомнил я тебя пред аналоем,
И звал тебя, как молодость свою...

Я звал тебя, но ты не оглянулась,
Я слезы лил, но ты не снизошла.
Ты в синий плащ печально завернулась,
В сырую ночь ты из дому ушла.

Не знаю, где приют твоей гордыне
Ты, милая, ты, нежная, нашла...
Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий,
В котором ты в сырую ночь ушла...

Уж не мечтать о нежности, о славе,
Все миновалось, молодость прошла!
Твое лицо в его простой оправе
Своей рукой убрал я со стола.

30 декабря 1908

Ссылка

Отредактировано Мона (2013-10-18 01:09:03)

+1

11

Редьярд Киплинг - «Если»

О, если ты покоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь,

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым, в сущности, цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд,

И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!" -

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, -
Земля - твое, мой мальчик, достоянье!
И более того, ты - человек!

  Перевод - С.Я.Маршака

Источник: video.yandex.ru/users/twenty25/view/100

Отредактировано Рита (2013-10-12 04:41:03)

+2

12

Б.Ш. Окуджава
Чувство собственного достоинства

Чувство собственного достоинства — вот загадочный инструмент:
Созидается он столетьями, а утрачивается в момент
Под гармошку ли, под бомбежку ли, под красивую ль болтовню,
Иссушается, разрушается, сокрушается на корню.

Чувство собственного достоинства — вот загадочная стезя,
на которой разбиться запросто, но обратно свернуть нельзя,
потому что без промедления, вдохновенный, чистый, живой,
растворится, в пыль превратится человеческий образ твой.

Чувство собственного достоинства — это просто портрет любви.
Я люблю вас, мои товарищи — боль и нежность в моей крови.
Что б там тьма и зло ни пророчили, кроме этого ничего
не придумало человечество для спасения своего.

Так не траться, брат, не сворачивай, плюнь на вздорную суету —
Потеряешь свой лик божественный, первозданную красоту.
Ну зачем рисковать так попусту? Разве мало других забот?
Поднимайся, иди, служивый, лишь прямёхонько, лишь вперед.


Источник:http://www.youtube.com/

Отредактировано Рита (2013-10-19 08:49:42)

0

13

Осень https://fbcdn-sphotos-d-a.akamaihd.net/hphotos-ak-prn2/1293080_10151923383408139_770603004_o.jpg
Николай Гумилев

По узкой тропинке
Я шел, упоенный мечтою своей,
И в каждой былинке
Горело сияние чьих-то очей.
Сплеталися травы,
И медленно пели и млели цветы,                                                                                     
Дыханьем отравы
Зеленой, осенней светло залиты.
И в счастье обмана
Последних холодных и властных лучей
Звенел хохот Пана
И слышался говор нездешних речей.
И девы-дриады
С кристаллами слез о лазурной весне
Вкусили отраду,
Забывшись в осеннем, божественном дне.
Я знаю измену,
Сегодня я Пана ликующий брат,
А завтра одену
Из снежных цветов прихотливый наряд.
И грусть ледяная
Расскажет утихшим волненьем в крови
О счастье без рая,
Глазах без улыбки и снах без любви.

+1

14

Есть в осени первоначальной...
Федор Тютчев

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера...
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде.
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко еще до первых зимних бурь –
И льется чистая и теплая лазурь
На отдыхающее поле...
22 августа 1857 года

Осенний вечер
Федор Тютчев

Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть!..
Зловещий блеск и пестрота дерёв,
Багряных листьев томный, легкий шелест,
Туманная и тихая лазурь
Над грустно-сиротеющей землею
И, как предчувствие сходящих бурь,
Порывистый, холодный ветр порою,
Ущерб, изнеможенье – и на всем
Та кроткая улыбка увяданья,
Что в существе разумном мы зовем
Божественной стыдливостью страданья!
Октябрь 1830 года

Осенней позднею порою...
Федор Тютчев

Осенней позднею порою
Люблю я царскосельский сад,
Когда он тихой полумглою,
Как бы дремотою, объят
И белокрылые виденья
На тусклом озера стекле
В какой-то неге онеменья
Коснеют в этой полумгле...
И на порфирные ступени
Екатерининских дворцов
Ложатся сумрачные тени
Октябрьских ранних вечеров –
И сад темнеет, как дуброва,
И при звездах из тьмы ночной,
Как отблеск славного былого,
Выходит купол золотой...
22 октября 1858 года

0

15

Дмитрий  Быков

На самом деле мне нравилась только ты,
мой идеал и мое мерило.
Во всех моих женщинах были твои черты,
и это с ними меня мирило.
Пока ты там, покорна своим страстям,
летаешь между Орсе и Прадо, -
я, можно сказать, собрал тебя по частям.
Звучит ужасно, но это правда.
Одна курноса, другая с родинкой на спине,
третья умеет все принимать как данность.
Одна не чает души в себе, другая - во мне
(вместе больше не попадалось).
Одна, как ты, со лба отдувает прядь,
другая вечно ключи теряет,
а что я ни разу не мог в одно все это собрать -
так Бог ошибок не повторяет.
И даже твоя душа, до которой ты
допустила меня раза три через все препоны, -
осталась тут, воплотившись во все живые цветы
и все неисправные телефоны.
А ты боялась, что я тут буду скучать,
подачки сам себе предлагая.
А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать?
Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая!

ОДНО ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Затем ли Державин слагал «Снигиря», а Галич – «Трубят егеря», затем ли написана «Жизнь за царя!» и отдана жизнь за царя, затем ли за несколько доблестных строк, за пафосный слог и запал Радищев поехал в Илимский острог, а Новиков в крепость попал, затем ли Демидовы лили металл, и буйствовал Петр-исполин, и Пушкин писал, и Гагарин летал, и Теркин врывался в Берлин, затем ли Чадаев томился тоской, Некрасов рыдал в нищете, затем ли Волконский и с ним Трубецкой цепями гремели в Чите, затем ли Россия слетала с колес, красна от кровавых ручьев, и Ленину все-таки то удалось, чего не сумел Пугачев, затем ли играли в серебряный век, как больше нигде не могли б, и «Вехи» закончились «Сменою вех», а вслед им неслось «Из-под глыб», затем ли Магнитка, затем ли Дубна, и ширь, и тоска, хоть завой – величие зверства, и зла, и добра, и воли, и скуки самой, затем ли Суворов, террор и застой (который стояч, но глубок), и блеск разговоров, и трижды Толстой*, и трижды Тургенев**, и Блок, жестокий, столетьями длящийся пир открытий, отваги, потерь, затем ли Россия, дивившая мир полтысячи лет, – чтоб теперь –
чтоб валенка уровень, запах и цвет мы выбрали в цели свои; чтоб Ваенга – наш православный аскет – писала «мичеть» через и; чтоб после Кущевки и Крыма Ткачев, чьи фокусы сильно бодрят, набрал из кубанских своих казачков нагаечный зондер-отряд; чтоб время не двигалось, хоть удавись, а стыло тянучкой во рту;  чтоб главных занятий – распил и разъезд – не думал никто прерывать; чтоб церковь, оправившись, сделала крест орудием казни опять; чтоб прятали бабки у внешних врагов, язык же засунули в ж., а всякое слово из пары слогов тут сложным казалось уже; чтоб вышли в тираж, поделились на сто, подонкам кричали ура; чтоб верхом возможностей сделалось то, чего бы стыдились вчера; затем, чтобы ростом считали развал, ослами набили конвент, чтоб тот патриотом себя называл, кому «идиот» – комплимент; чтоб символом вольности сделать тюрьму, а символом прав – помело, чтоб образ грядущего свелся к тому, чем в прошлом Россию рвало; чтоб прочие земли на парный тотем смотрели, плюясь горячо...
Скажи мне, затем ли?
Должно быть, затем. И правда, зачем бы еще?

Отредактировано Мона (2013-10-18 00:57:44)

+1

16

Белла Ахмадулина.
Однажды, покачнувшись на краю...

Однажды, покачнувшись на краю
всего, что есть, я ощутила в теле
присутствие непоправимой тени,
куда-то прочь теснившей жизнь мою.

Никто не знал, лишь белая тетрадь
заметила, что я задула свечи,
зажженные для сотворенья речи, -
без них я не желала умирать.

Так мучилась! Так близко подошла
к скончанью мук! Не молвила ни слова.
А это просто возраста иного
искала неокрепшая душа.

Я стала жить и долго проживу.
Но с той поры я мукою земною
зову лишь то, что не воспето мною,
всё прочее - блаженством я зову.
1960-е

+1

17

И снова об осени...

Иван Бунин

Одиночество

И ветер, и дождик, и мгла
Над холодной пустыней воды.
Здесь жизнь до весны умерла,
До весны опустели сады.
Я на даче один. Мне темно
За мольбертом, и дует в окно.

Вчера ты была у меня,
Но тебе уж тоскливо со мной.
Под вечер ненастного дня
Ты мне стала казаться женой...
Что ж, прощай! Как-нибудь до весны
Проживу и один — без жены...

Сегодня идут без конца
Те же тучи — гряда за грядой.
Твой след под дождем у крыльця
Расплылся, налился водой.
И мне больно глядеть одному
В предвечернюю серую тьму.

Мне крикнуть хотелось вослед:
"Воротись, я сроднился с тобой!"
Но для женщины прошлого нет:
Разлюбила — и стал ей чужой.
Что ж! Камин затоплю, буду пить...
Хорошо бы собаку купить.

1903

            ***

Марина Цветаева

Ландыш, ландыш белоснежный,
Розан аленький!
Каждый говорил ей нежно:
«Моя маленькая!»

— Ликом — чистая иконка,
Пеньем — пеночка… —
И качал ее тихонько
На коленочках.

Ходит вправо, ходит влево
Божий маятник.
И кончалось всё припевом:
«Моя маленькая!»

Божьи думы нерушимы,
Путь — указанный.
Маленьким не быть большими,
Вольным — связанными.

— Будешь цвесть под райским древом,
Розан аленький! —
Так и кончилась с припевом:
«Моя маленькая!»

16 июня 1919

Поет Полина Агуреева

Отредактировано Мона (2013-11-12 19:35:18)

+2

18

"Сирано де Бержерак"

"Но что же делать мне, скажи, мой бедный друг?
     Иль подражать тому, что вижу я вокруг,
     Забыть об истине, звучащей благородно,
     Не смелым быть орлом, но низким червяком
     И пробираться хитростью, ползком
     Там, где хотел бы вверх лететь свободно?
     О, нет! Благодарю!
              Дрожать и спину гнуть,
     Избрав хоть низменный, зато удобный путь,
     Забыв о гордости и об искусстве чистом,
     С почтеньем посвящать поэмы финансистам?
     О, нет! Благодарю!
              От избранных особ
     Глотать с покорностью тьму самых глупых бредней,
     Простаивать часы в какой-нибудь передней?
     О, нет! Благодарю!
         …………………………………………………..
Пускай вокруг меня шипит и вьется злоба,
Пусть ненависть преследует до гроба, -
Я буду этим горд! Да. Легче мне идти
Под градом выстрелов по моему пути!
Лишь взгляды злобные встречаю пусть всегда я, -

Сильнее закипит тогда в моей груди
Отвага пылкая и удаль молодая,
Когда опасность я увижу впереди!»

0

19

Иосиф Бродский


                 ***

Сначала в бездну свалился стул,
потом - упала кровать,
потом - мой стол. Я его столкнул
сам. Не хочу скрывать.
Потом - учебник "Родная речь",
фото, где вся семья.
Потом четыре стены и печь.
Остались пальто и я.
Прощай, дорогая. Сними кольцо,
выпиши вестник мод.
И можешь плюнуть тому в лицо,
кто место мое займет.

ПИСЬМА РИМСКОМУ ДРУГУ
ИОСИФ БРОДСКИЙ
(Из Марциала)

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.
Дева тешит до известного предела -
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятье невозможно, ни измена!
Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.
Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных -
лишь согласное гуденье насекомых.
Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции, у моря.
И от Цезаря подальше, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники - ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.
Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
"Мы, оглядываясь, видим лишь руины".
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.
Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.
Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.
Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.
Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Понт шумит за темной изгородью пиний.
Стул покинутый, оставленное ложе.
На рассохшейся скамейке - Старший Плиний.

ПЕСЕНКА

"Пролитую слезу
из будущего привезу,
вставлю ее в колечко.
Будешь глядеть одна,
надевай его на
безымянный, конечно."
"Ах, у других мужья,
перстеньки из рыжья,
серьги из перламутра.
А у меня - слеза,
жидкая бирюза,
просыхает под утро."
"Носи перстенек, пока
виден издалека;
потом другой подберется.
А надоест хранить,
будет что уронить
ночью на дно колодца."

Романс  исполняет Полина Агуреева - одна из  любимых  актрис  Николая Цискаридзе.



                          ***

     Я входил вместо дикого зверя в клетку,
     выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
     жил у моря, играл в рулетку,
     обедал черт знает с кем во фраке.
     ледника С высоты я озирал полмира,
     трижды тонул, дважды бывал распорот.
     Бросил страну, что меня вскормила.
     Из забывших меня можно составить город.
     Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
     надевал на себя что сызнова входит в моду,
     сеял рожь, покрывал черной толью гумна
     и не пил только сухую воду.
     Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
     жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
     Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
     перешел на шепот. Теперь мне сорок.
     Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
     Только с горем я чувствую солидарность.
     Но пока мне рот не забили глиной,
     из него раздаваться будет лишь благодарность.

Отредактировано Мона (2013-11-12 19:43:35)

0

20

Интервью с Еленой Завельской

— Вся Ваша поэзия буквально пропитана атмосферой Петербурга, где «город простужен от подошв до венца», где «сфинксы врастают в гранит», и где «слаженно ангелы ночью трубят». Кажется, будто город служит для Вас настоящим источником вдохновения, и если Петербург, действительно, Муза, то какая она для Вас?

— Город, и правда, мой персонаж, главное действующее лицо, друг, враг, – третьего не дано, и в нем сходят с ума, либо от одиночества, либо от любви. Так или иначе, но равнодушным к этому городу невозможно оставаться – это мое глубокое убеждение. На самом деле город, конечно, влияет на всех нас — это наша вторая одежда. Я свои стихи вышагиваю, выбиваю башмаками, и никогда не пишу за столом, я их приношу домой «в подоле», и хорошо, если что-то успеваю потом записать. О Музе мне сложно ответить, потому что есть категории, которыми ты мыслишь, а есть, вопросы которые приводят в ступор. Я просто не думаю такими категориями: пришла ко мне Муза или нет. Мой сборник стихов называется «Между небом и землей». И каждый шаг, каждую минуту человек бывает в этом состоянии – между небом и землей. Мы такие существа: у нас есть крылья, но у нас есть и вериги на ногах. И если тебе удается приподняться над землей, хоты бы низехонько, то с тобой все хорошо. Но это не значит, что с тобой все плохо, если ты грохнулся. Даже неизвестно, что лучше. Иногда падение в грязь бывает удивительно полезно. Так что, Муза для меня, наверное, и есть такое состояние — между небом и землей.

https://scontent-a-vie.xx.fbcdn.net/hphotos-ash3/p480x480/1453382_464043003704958_1881077644_n.jpg
(Дорогой privet, спасибо за картину Елены Завельской!)

Отредактировано Рита (2014-01-04 17:41:07)

+2

21

А.С. Пушкин

ПРОРОК
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

0

22

М.Ю.Лермонтов

ДВЕ НЕВОЛЬНИЦЫ
Beware, my Lord, of jealousy.
Othello. W. Shakespeare.

            I
«Люблю тебя, моя Заира!
Гречанка нежная моя! —
У ног твоих богатства мира
И правоверная земля.
Когда глазами голубыми
Ты водишь медленно кругом,
Я молча следую за ними,
Как раб с мечтами неземными
За неземным своим вождем.
Пусть пляшет бойкая Гюльнара,
Пускай под белою рукой
Звенит испанская гитара:
О не завидуй, ангел мой!
Все песни пламенной Гюльнары,
Все звуки трепетной гитары,
Всех роз восточных аромат,
Топазы, жемчуг и рубины
Султан Ахмет оставить рад
За поцелуя звук единый,
И за один твой страстный взгляд!»

«Султан! я в дикой, бедной доле,
Но с гордым духом рождена;
И в униженьи, и в неволе
Я презирать тебя вольна!
Старик, забудь свои желанья:
Другой уж пил мои лобзанья —
И первой страсти я верна!
Конечно, грозному султану
Сопротивляться я не стану;
Но знай: ни пыткой, ни мольбой
Любви из сердца ледяного
Ты не исторгнешь: я готова!
Скажи, палач готов ли твой?»
        II
Тиха, душиста и светла
Настала ночь. Она была
Роскошнее, чем ночь Эдема.
Заснул обширный Цареград,
Лишь волны дальные шумят
У стен крутых. Окно гарема
Отворено, и свет луны,
Скользя, мелькает вдоль стены;
И блещут стекла расписные
Холодным, радужным огнем;
И блещут стены парчовые,
И блещут кисти золотые,
Диваны мягкие кругом.
Дыша прохладою ночною,
Сложивши ноги под собою,
Облокотившись на окно,
Сидела смуглая Гюльнара.
В молчанье всё погружено,
Из белых рук ее гитара
Упала тихо на диван;

И взор чрез шумный океан
Летит: туда ль, где в кущах мира
Она ловила жизни сон?
Где зреет персик и лимон
На берегу Гвадалкивира?
Нет! Он боязненно склонен
К подножью стен, где пена дремлет!
Едва дыша, испанка внемлет,
И светит ей в лицо луна:
Не оттого ль она бледна?
Чу! томный крик... волной плеснуло...
И на кристалле той волны
Заколебалась тень стены...
И что-то белое мелькнуло —
И скрылось! — Снова тишина.
Гюльнары нет уж у окна;
С улыбкой гордости ревнивой
Она гитару вновь берет,
И песнь Испании счастливой
С какой-то дикостью поет;
И часто, часто слово мщенье
Звучит за томною струной,
И злобной радости волненье
Во взорах девы молодой!

0

23

Рита, спасибо за понимание.

0

24

Владимир Высоцкий – Письмо с Сельхоз

Не пиши мне про любовь - не поверю я.
Мне вот тут уже дела твои прошлые!
Слушай лучше: тут с лавсаном материя.
Если хочешь, - я куплю, вещь хорошая.

Водки я пока не пью, ну ни стопочки!
Экономлю и не ем даже супу я,
Потому что я куплю тебе кофточку,
Потому что я люблю тебя, глупая!

Был в балете: мужики девок лапают,
Девки все, как на подбор, в белых тапочках.
Вот пишу, а слезы душат и капают -
Не давай себя хватать, моя лапочка!

Наш бугай - один из первых на выставке,
А сперва кричали, будто бракованный!
Но очухались, и вот дали приз-таки.
Весь в медалях он лежит, запакованный.

Председателю скажи, - пусть избу мою
Кроет нынче же и пусть травку выкосит,
А не то я телок крыть не подумаю,
Рекордсмена портить мне? Накось выкуси!

И пусть починит наш амбар, ведь не гнить зерну!
Будет Пашка приставать - с ним как с предателем!
С агрономом не гуляй, ноги выдерну!
Можешь раза два пройтись с председателем.

До свидания! Я - в ГУМ за покупками.
Это - вроде наш лабаз, но со стеклами.
Ты мне можешь надоесть с полушубками,
В сером платьице с узорами блеклыми!

Постскриптум:
Тут стоит культурный парк по-над речкою,
В нем гуляю и плюю только в урны я,
Но ты, конечно, не поймешь, там, за печкою,
Потому ты - темнота некультурная.
1966

Владимир Высоцкий: Письмо с Сельхоз — Текст песни http://mirpesen.com/ru/vladimir-vysocki … z2whXGRhbR

+1

25

"Сентябрь, не отводи твое крыло,
твое крыло оранжевого цвета.
Отсрочь твое последнее число
и подари мне промедленье это."
                      Б.Ахмадулина

http://sd.uploads.ru/t/QFAkM.jpg

+2

26

Тимур Кибиров

Греко- и римско-кафолические песенки и потешки

* * *

Их-то Господь — вон какой!
Он-то и впрямь настоящий герой!
Без страха и трепета в смертный бой
Ведёт за собой правоверных строй!
И меч полумесяцем над головой,
       И конь его мчит стрелой!
А наш-то, наш-то — гляди, сынок —
А наш-то на ослике — цок да цок —
       Навстречу смерти своей.

А у тех-то Господь — он вон какой!
Он-то и впрямь дарует покой,
Дарует-вкушает вечный покой
       Среди свистопляски мирской!
На страсти-мордасти махнув рукой,
В позе лотоса он осенён тишиной,
       Осиян пустотой святой.
А наш-то, наш-то — увы, сынок, —
А наш-то на ослике — цок да цок —
       Навстречу смерти своей.

А у этих Господь — ого-го какой!
Он-то и впрямь владыка земной!
Сей мир, сей век, сей мозг головной
       Давно под его пятой.
Вкруг трона его весёлой гурьбой
— Эван эвоэ! — пляшет род людской.
       Быть может, и мы с тобой.

Но наш-то, наш-то — не плачь, сынок, —
Но наш-то на ослике — цок да цок —
       Навстречу смерти своей.
На встречу со страшною смертью своей,
На встречу со смертью твоей и моей!
Не плачь, она от Него не уйдёт,
       Никуда не спрятаться ей!

СМС-диалог

— …Спасибо, мне очень лестно.
Но боюсь, те стишки, которые я пишу сейчас,
Тебя разочаруют —
Уж очень они православные.
А ты-то известный нехристь (смайлик)

— Отнюдь. Я — деист.
А как прижмёт,
Так тут же вспоминаю “Отче наш”
И даже “отцов-пустынников” (смайлик)

— Вот и молодец! (смайлик)
Но вообще-то деист это и означает нехристь.
Робеспьер, например.

— Угу. И Валленберг.

— Ага, и Гитлер.
Да примеров можно навалить сколько угодно!
Речь же о нравственности Творца,
а не твари.
Верить в Бога
“распятого за ны при понтийстем Пилате”
практически невозможно.
Но Его можно любить.
А Бог не распятый,
Всякий ваш Верховный Разум,
При ближайшем рассмотрении
Жестокий и циничный тиран.
Да я тогда лучше
Как честный штабс-капитан
Бунтовать буду
с лордом Байроном (смайлик)

— Бессмысленный какой-то спор.

— У деизма — тьма резонов,
У теизма — вовсе нет!
Но сквозь тьму резонов оных
Еле-еле виден свет!

Светит точечка одна,
Не сгорает купина!
(смайлик)

Из Дороти Сэйерс

Замычал в ночи бессловесный вол:
“Слышишь звон в долине, мой брат осёл,
       Звон подков и ржанье коней?
Из волшебных стран, от края земли
К нам спешат волхвы, к нам скачут Цари
       Поклониться Царю Царей!
Только раньше их всех я, медлительный вол,
       Поклонюсь Лежащему в яслях!

Лопоухий в ночи возопил осёл:
Сколько ангелов в небе, о брат мой вол,
       Озарило синюю тьму!
В этот радостный, в этот единственный раз
Там вся Сила Небесная собралась
       Чтобы славу пропеть Ему!
Только раньше их всех я, упрямый осёл,
       Воспою Лежащего в яслях!

Слава в вышних Богу! Иа-иа!
Слава, слава Нашему Мальчику!

* * *

       Петушок, петушок,
       Золотой гребешок,
Ты не жди, петушок, до утра.
       Сквозь кромешную тьму
       Кукарекни ему,
Пожалей ты беднягу Петра!

       Петушок, петушок,
       Он совсем изнемог.
Тьма объяла земные пути.
       Кукарекнуть пора,
       Ибо даже Петра
Только стыд ещё может спасти.

* * *

“Я не спорю, Боже, Ты свят, свят, свят,
       Говорил Творцу человек, —
Только Ты-то бессмертен и всемогущ,
Прохлаждаешься вечно средь райских кущ,
Ну а мне, слабаку, в мой коротенький век,
       Мне прямая дорога в ад!
Посмотрел бы я, Боженька, на Тебя
Будь я как Ты, а Ты будь как я!
Я бы тоже, конечно же, стал бы свят,
       Ты бы тоже отправился в ад!”

Отвечал, подумав, Творец ему —
       “Ты во многом, сыночек, прав.
Что ж, давай я стану такой как ты,
И пример покажу такой красоты,
И бессмертье, и мощь добровольно отдав<
       И сойдя в могильную тьму,
Что, конечно, пример ты возьмёшь с меня!
Я ведь стал как ты, станешь ты как я
       Только Слову поверь моему!
Станешь ты, Адам, как когда-то свят!
       Взвоет в страхе бессильный ад!”

Но глядя на смертные муки Его
       Отвечал Творцу человек —
“Не хочу Человеком я быть таким!
Я хочу быть лучше богом живых,
Покорившим сей мир, продлившим сей век
       Всемогущим владыкой всего!
Насмотрелся я, боженька, на Тебя!
Я не буду как Ты, Ты не станешь как я!”
И пошёл человек от Креста назад,
       А Спаситель сошёл во ад.

Теодицея

Иван Карамазов, вернувши билет,
В свой час отправился на тот свет.

Прямиком направляется Ваня в ад,
Но старый знакомец ему не рад.

Говорит Карамазову старый бес:
“К сожалению, место твоё не здесь.

Я б тебе показал, как нос задирать,
Но тебя не велено к нам пускать.

Quel scandale, Иван Федорыч, quelle surprise!
Атеист отправляется в Парадиз!”

И несут его ангелы к Богу в рай,
И Пётр говорит: “Ну, входи, давай!”,

Но, блеснувши стёклышками пенсне,
Говорит Карамазов: “Позвольте мне

Самому решать, куда мне идти!
Мне противно в обитель блаженства войти,

Когда там, на земле, мученья одне,
Когда гибнут во страхе, в огне, в говне

Ладно б взрослые! — Дети! Они-то за что?!
Как Ты смотришь на это, Иисус Христос?

Как Ты нам в глаза-то смеешь смотреть?!”
И тогда Магдалина, не в силах терпеть,

Заорала: “Ты что, совсем очумел?!
Ты с кем говоришь-то?! Да как ты смел?!

Как же можно так не понять ничего?!
Да взгляни, белоручка, на руки Его!”

И долго её усмирить не мог
Распятый за Ваню Бог.

Баллада

Ну и что с того, что давным-давно
       Королевство покинул он?
Захватил самозванец старинный трон
              Давным-давно.
              Только всё равно
       Он вернётся, мой славный Король!
Он вернётся, конечно. Он мне обещал.
              И меня не обманет Он!

Ну и что с того, что давным-давно
       Все привыкли уже без Него?
И пали в бою паладины Его
              Давным-давно.
              Только всё равно
       Он вернётся, мой славный Король!
Он вернётся, конечно. Он мне обещал.
              И меня не обманет Он!

Ну и что с того, что давным-давно
       Предал я моего короля?
И с тех пор мне постыла родная земля
              Давным-давно.
              Только всё равно
       Он вернётся, мой славный Король!
Он вернётся, вернётся! Он мне обещал.
              И меня не обманет Он!

Блудный сын

Ах, как вкусен упитанный был телец!
И отёр счастливые слёзы отец.
И вот отоспался сынок наконец,
       Отмылся от въевшейся вони.

И жизнь в колею помаленьку вошла.
И вставало солнце, ложилась мгла
Под скрип жерновов, мычанье вола,
       Лай собак и псалтири звоны.

Вот и стал он позор и боль забывать,
И под отчей кровлей ему опять
Стало скучно жить и муторно спать…
       Ой раздольице, чистое поле!

Ой вы дали синие, ой кабаки!
Ой вы красные девки, лихие дружки!
Не с руки пацану подыхать с тоски,
       Ой ты волюшка, вольная воля!

Ну, прости-прощевай, мой родимый край!
Батя родный, лихом не поминай!
Не замай, давай! Наливай, давай!
       Загулял опять твой сыночек!

И — ищи ветра в поле! И след простыл.
Старший брат зудит: “А ведь я говорил!
Вот как он вам, папенька, отплатил!
       Вы, папаша, добры уж очень!

Сколько волка ни кормишь — он смотрит в лес!
Грязь свинья найдёт! Не уймётся бес!
Да и бог с ним — зачем он нам нужен здесь?..
       Пап, ну пап, ну чего ты плачешь?”

А и вправду на кой он Тебе такой?
Чёрт бы с ним совсем, Господь Всеблагой!
Чёрт бы с нами со всеми, Господи мой!
       Мы, похоже, не можем иначе.

Дразнилка

Лучезарный Люцифер
Совершенно обнаглел!

Но архангел Михаил
Хулиганство прекратил.

Вображала хвост поджала
К нам на землю убежала!

Из надмирных горних сфер.
К нам свалился Люцифер.

Но и с нами он опять
Стал в царя горы играть!

Всех столкнул и занял он
Самый-самый высший трон.

Шишел-мышел в князи вышел!
“Кто меня сильней и выше?!

Высоко сижу,
Далеко гляжу
Ни единого
Высшего не нахожу!”

Но нашёлся один
Человеческий Сын,
Он поднялся повыше его!
Так высоко-высоко,
Так высоко,
Что выше и нет ничего!

Он поднялся
На высоту Креста,
А тебе не прыгнуть выше хвоста,
Лучезарный, мятежный дух,
Повелитель навозных мух!

Полетел
Люцифер
Вверх тормашками
Во помойную яму
с какашками!

А кто с ним якшается,
Тот сам так называется!

* * *

Впервые ребёночек титьку сосал.
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
       А ребёночек титьку сосал.

А папаша ума не мог приложить
Чем всех угостить, куда посадить,
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
       А ребёночек титьку сосал.

А Мама не видела ничего
Кроме родного Сынка своего,
А папаша ума не мог приложить,
Чем всех угостить, куда посадить.
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
       А ребёночек титьку сосал.

Мохнатые шапки сжимая в руках,
Мужики смущённо толклись в дверях,
А Мама не видела ничего
Кроме родного Сынка своего,
А папаша ума не мог приложить,
Чем всех угостить, куда посадить.
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
       А ребёночек титьку сосал.

И волхвы с клубами пара вошли,
Подарки рождественские внесли,
И, мохнатые шапки сжимая в руках,
Мужики смущённо толклись в дверях,
А Мама не видела ничего
Кроме родного Сынка своего,
А папаша ума не мог приложить,
Чем всех угостить, куда посадить,
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
        А ребёночек титьку сосал.

Хор ангелов пел в небесной дали:
“Слава в вышних Богу и мир на земли!
И в человецех уже никакой
воли кроме благой!”
И волхвы с клубами пара вошли,
Подарки рождественские внесли,
И, мохнатые шапки сжимая в руках,
Мужики смущённо толклись в дверях,
А Мама не видела ничего
Кроме родного Сынка своего,
А папаша ума не мог приложить,
Чем всех угостить, куда посадить,
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
       А ребёночек титьку сосал.

С Днём Рожденья Звезда поздравляла всех,
Но никто тогда не глядел наверх,
Хоть ангелы пели в небесной дали:
“Слава в вышних Богу и мир на земли!
И в человецех уже никакой
Воли, кроме благой!”
И волхвы с клубами пара вошли,
Подарки рождественские внесли,
И, мохнатые шапки сжимая в руках,
Мужики смущённо толклись в дверях,
А Мама не видела ничего
Кроме родного Сынка своего,
А папаша ума не мог приложить,
Чем всех угостить, куда посадить,
И жвачку жевал медлительный вол,
И прядал смешными ушами осёл,
       А ребёночек титьку сосал.

А там, в Кариоте, младенец другой
Хватал губами сосок тугой,
А за морем там, далеко-далеко
Глотал материнское молоко
Тот, кто, дощечку прибив над крестом,
       Объявит Его Царём!

Отредактировано Faith (2015-01-13 16:38:26)

+1