Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ученики МАСТЕРА. Часть 3

Сообщений 871 страница 900 из 907

871

http://sd.uploads.ru/t/pSL1g.jpg
http://sd.uploads.ru/t/YBJji.gif

От всей души ПОЗДРАВЛЯЮ ДЕНИСА РОДЬКИНА с заслуженной наградой

+6

872

http://portal-kultura.ru/articles/balet … mi-lyudmi/

Денис Родькин: «Со Светланой Захаровой мы стали родными людьми»

Для премьера Большого театра Дениса Родькина нынешний март оказался богат важными событиями: только что он станцевал Вронского в балете Джона Ноймайера «Анна Каренина» и получил весть о присуждении премии президента для молодых деятелей культуры за вклад в сохранение, приумножение и популяризацию достижений отечественного хореографического искусства.

культура: Какие эмоции испытали, узнав о награде?
Родькин: Очень приятные, потому что фактически это признание того, что я сделал за семь лет в Большом театре. Премия меня абсолютно не расслабляет, наоборот, заставляет идти дальше и доказывать, что получил ее заслуженно. Зрители ведь будут смотреть и думать, достоин ли.

культура: Награды влияют на артистическую жизнь?
Родькин: Чем больше премий и выше регалии, тем сложнее на сцене — ​ошибки тебе прощать уже никто не будет. Вообще, награды помогают хотя бы тем, что подогревают интерес к имени.

культура: Каким Вы видели своего Вронского?
Родькин: Сильным и харизматичным. Он хорош собой и уверен в себе, потому Анна в него и влюбляется, но немножко ветренен: не хочет обременять себя серьезными отношениями и обязанностями. Встретив Анну, понимает, что она тот идеал женщины, о которой он мечтал. Она переворачивает его внутренний мир.

культура: Ваш герой разочаровывается в Анне?
Родькин: Не то чтобы разочаровывается. Ему становится тяжело с ней: она начинает его дико ревновать, замыкается в своих мыслях, ее мучает любовь к сыну, которого она не видит. Вронскому это надоедает — ​для нормального человека такая реакция закономерна.

культура: Вы внутренне не сопротивлялись переносу сюжета Льва Толстого в наши дни?
Родькин: Поначалу не понимал, зачем. Но когда начали репетировать, включились в активную работу, то прочтение Ноймайера захватило, показалось интересным. Джон абсолютно погружен в роман. Ему важно показать, как меняется мир героев: успешного политика Каренина, спортсмена Вронского, Анны, в начале образцовой жены и матери, а затем… Думаю, это эксклюзивное вИдение хореографа, и я понял, что никого слушать не надо — ​только его.

культура: Балетмейстеры делятся на диктаторов, которые требуют неукоснительного воплощения своих задумок, и демократов, прислушивающихся к предложениям исполнителей. Какой он — ​Джон Ноймайер?
Родькин: Он не мешает артистам, но если ему что-то не нравится или он замечает отступление, хоть малейшее, от хореографии, то сразу дает понять, что этого делать нельзя. Так что в нем есть и то, и другое. Джон — ​мягкий человек, никогда не давит, с ним приятно работать, нет ощущения паники. От него исходит спокойствие.

культура: А Вы сами спокойный человек?
Родькин: Когда как.

культура: Вас трудно представить шумным, раздраженным…
Родькин: Наверное, внешность такая. В театре, допустим, знают, что я не самый спокойный солист и могу показать характер, когда костюм, например, сшит на вырост, как случилось в «Карениной». Не понимаю — ​почему. Ведь я исправно ходил на все примерки.

культура: Как мальчик из интеллигентной семьи, но далекой от театра, оказался в балете?
Родькин: Я москвич, вырос в районе Покровское-Стрешнево. Мама хотела меня чем-то занять, отдала в кружок гитары, на занятия степ-танцем. Потом она узнала, что на первом этаже нашего дома, а мы жили на третьем, открыта муниципальная детская балетная школа, и занятия в ней абсолютно бесплатные. Туда меня и определили. Кто же знал, что в 2003 году эта школа при Московском театре танца «Гжель» приобретет статус государственного хореографического училища с профессиональным дипломом. Я учился поначалу без особого удовольствия и без какого-то конкретного стремления — ​стать премьером Большого театра, например. Все шло своим чередом, постепенно и правильно.

культура: Когда захотели стать артистом балета?
Родькин: Учился в подготовительной группе, когда меня повели в Кремль на «Лебединое озеро». Весь спектакль проспал, мне казалось все очень скучным. В фойе продавались кассеты с записью спектаклей, дисков тогда еще не было. Мама спросила, какую мне купить. Я ответил: «Балет, где мужчины больше прыгают». Нам посоветовали «Спартака» Юрия Григоровича. Когда я посмотрел этот мощный спектакль с Екатериной Максимовой и Владимиром Васильевым, то понял — ​только балет и ничего больше. Потом «втянулся» и в классику, захотелось ее танцевать.

культура: Скоро полувековой юбилей «Спартака», и Вы — ​в заглавной партии.
Родькин: Мое первое сильное впечатление в Большом театре — ​прогон «Спартака». Заиграл оркестр в двух шагах от меня, захватило действие, зазвучал требовательный голос Григоровича — ​я сидел, открыв рот, настолько это было масштабно, сильно. Тогда даже поверить не мог, что когда-то станцую Спартака. Прошли годы, и в один прекрасный день Юрий Николаевич предложил мне подготовить эту роль. Сам пришел уже на вторую репетицию — ​со мной случился шок, я сжался от испуга: в том, что Григорович рядом, в зале, было что-то нереальное. Для меня этот хореограф — ​второй Петипа, они в одном ряду.

культура: Конечно, история балета второй половины XX века определена Юрием Григоровичем…
Родькин: Скажу больше. Если бы не Юрий Николаевич, то не было бы того Большого театра, который мы сейчас имеем. Он поднял балет на небывалую высоту. Я благодарен ему за то, что он мне доверяет свои спектакли. Поначалу он с опаской ко мне присматривался, а потом начал тепло относиться, я это чувствую. Мне хочется отвечать ему взаимностью и радовать. Когда его балеты проходят на высоком художественном уровне, то у него сразу меняется настроение, он становится другим. На оркестровых прогонах он всем дает нагоняй, но, если бы этого не было, спектакли шли бы слабее. Он умеет собирать труппу.

культура: Вы — ​гордость школы «Гжель». Ее основатель балетмейстер Владимир Захаров гордился Вами, показывал как талантливого мальчика. Обычно такие переводятся в Академию хореографии, Вы же остались в альма-матер. Почему?
Родькин: Мне предлагали, но я был патриотом, да и Владимира Михайловича не хотел предавать. Мечтал о том, что у меня сложится своя судьба — ​выпускника молодой школы «Гжель», который чего-то достиг. Не хотел повторять стандартный путь мальчика из МГАХа, что пришел в кордебалет Большого театра…

культура: Вы первый из «Гжели» попали в Большой театр?
Родькин: Да. Владимир Михайлович меня очень любил и часто говорил: «Тебе надо танцевать со Светланой Захаровой».

культура: Как в воду глядел.
Родькин: К сожалению, он не дожил до нашего дуэта со Светланой. Думаю, если бы он сидел в зале на нашем «Лебедином озере», то весь спектакль бы плакал от радости. Он ведь был романтиком и очень сентиментальным. Помню, когда Захаров читал стихи, то всегда ронял слезу.

культура: Если бы Вы не стали артистом балета, какую профессию бы выбрали?
Родькин: Детские фантазии — ​машинист поезда и футболист. Когда повзрослел, не сомневался, что путь артиста балета — ​мой, и никакого иного быть не может.

культура: Как оказались в труппе Большого?
Родькин: Случайно. В выпускном классе поехал в Петербург просматриваться в театр Эйфмана. Борис Яковлевич меня взял и даже предложил две роли — ​Ленского в «Онегине» и Базиля в «Дон Кихоте». У меня был запланирован второй просмотр — ​в Большой театр, хотя знал, что шансов на 90 процентов нет, видимо, сработали оставшиеся десять.

культура: Неужели главный театр страны выбирал танцовщиков из первых выпусков молодых альтернативных школ?
Родькин: Андрей Евдокимов — ​мой педагог, солист Большого, сделал пропуск и договорился, что я покажусь. Очень волновался, но успокаивал себя тем, что за спрос, как говорят, денег не берут. Через три месяца, когда мы оказались с «Гжелью» на школьных гастролях в Сирии, там еще не было войны, раздался телефонный звонок от тогдашнего заведующего балетной труппой Геннадия Янина: «Мы вас берем, высокие и складные ребята нам нужны в кордебалет». Тепло, солнце, бассейн и такое счастье — ​приглашение в Большой.

«Иван Грозный»
культура: Можете назвать несколько событий, повернувших Вашу сценическую жизнь?
Родькин: Меня собирались отчислить из подготовительной группы школы. Меня невзлюбила педагог, так бывает, не нравился я ей — ​и все. Вступился Захаров: «Давайте пока оставим, мальчик — ​ладненький, может, у него сложится». Второй момент — ​класс Николая Цискаридзе. Многие отговаривали — ​не стоит, он давит своим авторитетом и слишком строгий. К жесткой дисциплине меня приучили в «Гжели», так что советы меня не остановили. Николай Максимович сразу сказал: «Если хочешь хорошо танцевать, начинай думать головой». У меня это отложилось. Третье везение — ​встреча со спектаклями Григоровича. Тогда в Большом был сложный момент — ​все помнят эти события (нападение на Сергея Филина. — «Культура»), и меня, ученика Цискаридзе, не очень хотели ставить в репертуар. Тогда прошел прогон «Ивана Грозного», Григорович при всех похвалил моего Курбского. Домой шел окрыленный. Почти сразу Юрий Николаевич доверил Спартака. Четвертое счастье — ​дуэт со Светланой Захаровой. После ухода на пенсию Андрея Уварова она осталась без партнера, я тоже переживал нелегкие эмоции: мне пообещали Принца в «Щелкунчике», потом из составов убрали, было обидно. Я ухватился за предложение Светланы выучить партию Хозе в «Кармен-сюите» для вечера в Мариинском театре. Мы станцевали, наш дуэт понравился. Так и началось — ​стали набирать совместно спектакли, самые разные. Сейчас я чувствую себя рядом со Светланой не как чужой человек, мы стали родными и понимающими друг друга людьми.

культура: Вы общаетесь с Николаем Цискаридзе?
Родькин: Да. Некоторые сумасшедшие считали, что я его предал тем, что не поехал за ним в Петербург. Но мы с Николаем Максимовичем обсуждали будущее, и он сказал, что мне надо остаться в Большом и усердно работать. Он верил в мой успех.

культура: Вы — ​танцовщик классический — ​исполняете немало партий современного репертуара. Сложно работать в этих разных системах?
Родькин: Сегодня, после современной «Анны Карениной», с трудом представляю, как надену трико и станцую «Лебединое озеро». Так же чувствовал себя, когда через неделю после «Ивана Грозного» должен был выйти в «Дочери фараона». Переход от современной хореографии к классике — ​адски сложный, в отличие от обратного пути. Чистейшая классика помогает телу находиться в отличной форме.

культура: Странная сложилась ситуация, все считают себя вправе критиковать руководство Большого — ​сначала выводили на чистую воду прежнее, теперь в штыки воспринимаются предложения нынешнего. Словно какая-то бацилла раздражения завелась. Внутри театра это ощущаете?
Родькин: Руководитель не может быть хорошим для всех, и жизнь состоит не только из приятных событий. Без трудностей, кажется, ни один артист никогда не состоялся. Все хотят идеального отношения к себе, но так не получается. Да и работают здесь люди с амбициями, у каждого — ​свои идеи. Они далеко не всегда бывают оправданны и осуществимы. К Большому театру всегда приковано большое внимание. Что бы ни происходило, начинают из мухи делать слона. Думаю, зря выносится сор из избы, никогда не стану прилюдно ругать руководство — ​даже если оно мне не будет нравиться.

культура: Все чаще говорят об особом балетном характере. В чем он?
Родькин: Например, сегодня я не мог встать с кровати — ​после репетиций и прогонов «Карениной» с тяжелыми поддержками навалилась усталость, заболела шея. Но — ​встал. Каждое утро себя заставляешь — ​в этом и проявляется характер.

культура: Что важнее — ​везение или работа до седьмого пота?
Родькин: Без везения невозможно, но на нем одном не продержаться. Когда у меня не складывалось, я продолжал работать, хотя казалось, что это впустую, но в итоге ежедневный труд оказался мне в плюс.

культура: Артистов балета одного театра могут связывать крепкие дружеские узы?
Родькин: Дружба зависит от людей. Поэтому она возможна, но сейчас у нас, по-моему, нет крепких союзов. Может, отчасти из-за конкуренции. Профессиональный век короткий, все хотят побыстрее что-то станцевать, одному достается роль, другому — ​нет, появляется ревность и обида, а искренняя дружба в таком климате не может жить.

культура: Почему Вы отказались участвовать в «Нурееве»?
Родькин: Роль Эрика Бруна очень маленькая — ​всего пять минут на сцене. Да и побывать тенью Нуреева мне было не по душе.

культура: А на заглавную партию согласились бы?
Родькин: Сомневаюсь, что смог бы создать образ Нуреева. Его мы знаем — ​это не Спартак, не принц, не князь Курбский. Танец Нуреева запечатлен на видеозаписях, сохранилось большое количество документальной хроники, о нем много написано. Он такая неординарная личность, которую изобразить, по-моему, невозможно. Думаю, что в любом бы случае отказался.

культура: Ваша эффектная внешность кинорежиссеров еще не заинтересовала?
Родькин: Приглашали на кастинги, но как-то я до них не доходил.

культура: Выходной день как проводите?
Родькин: Последнее время очень много работы, и в понедельник отсыпаюсь и отлеживаюсь. Люблю посмотреть фильмы.

культура: Это тоже можно лежа в постели…
Родькин: Когда позволяет время, иду на оперу, но не в Большой. Там место работы, и события от похода на спектакль не получается. Иду в Музыкальный театр Станиславского на «Хованщину», «Сказки Гофмана» или «Пиковую даму», в «Новой опере» недавно слушал «Фауста» и «Ромео и Джульетту».

культура: В зале мне не раз показывали Ваших родителей. Они стали балетоманами?
Родькин: Особенно папа, хотя раньше на балете скучал, не понимал его и даже недолюбливал. Но «Спартак» с сыном в главной роли перевернул его мировоззрение. Теперь ходит на все спектакли и с удовольствием.

+2

873

--

«Я станцевал всё, что хотел, и даже больше…»

Его отточенная техника и высокий прыжок продолжают покорять сердца, а умение жить на сцене вызывает неподдельное чувство восторга. Самый молодой премьер Большого театра, обладатель премии Benois de la danse, исполнитель роли Алексея Вронского в последней премьере театра «Анна Каренина» Денис Родькин рассказал о выборе профессии, музыкальных предпочтениях, «балетном этикете» и самых каверзных ситуациях в своей карьере.

− Здравствуйте, Денис! Еще в детстве, параллельно с танцами, Вы посещали музыкальную школу по классу классической гитары. Возникали ли мысли связать свою жизнь с музыкой профессионально?

Мне не очень давалась музыка. То ли я был ленив и ничего не понимал, то ли мне больше нравилось пассивно слушать ее. В любом случае, я любил гитару и мне хотелось ее слушать, но играть на ней у меня не получалось. А вот балет я очень не любил смотреть, но вот он-то у меня и получился (смеется). Бывает, заниматься чем-то менее интересно, чем на это смотреть или это слушать.

− Чья хореография, на Ваш взгляд, наиболее музыкальна?

Если брать стопроцентное попадание в музыку — это хореография Юрия Григоровича. Несмотря на то, что многие считают ее устаревшей, она останется самой музыкальной для меня.

−Существуют ли балеты, в которых допускаются элементы импровизации? Доводилось ли Вам участвовать в подобных спектаклях?

В импровизационных постановках мне не приходилось танцевать. В балетах возможна вольность, только, разумеется, не в классических. В современных постановках, если ты сымпровизируешь, зритель просто-напросто не поймет.

− Какие балеты Вас привлекают больше – сюжетные или абстрактные (бессюжетные)?

Мне нравится танцевать в сюжетных спектаклях, особенно в балетах Ю. Григоровича. Там есть, как говорится, за что и за кого танцевать. И если ты задыхаешься и умираешь на сцене, это стоит того. А есть такие спектакли, от которых сводит мышцы, стопы, и зритель в такие моменты не понимает, ему становится скучно. Поэтому сюжетные балеты более интересны несмотря на то, что физически они тяжелее.

− Как Вы считаете, насколько в наше время балетное искусство доступно и понятно? И как сейчас выстраиваются взаимоотношения создателей спектакля во время его подготовки?

Сейчас в балетном театре модно такое распределение обязанностей, когда режиссер занимается своим делом, хореограф – своим, композитор – своим. Но даже при таком правильном раскладе спектакли порой получаются чересчур сложными для восприятия и понимания. Если зритель не прочтет три книги одновременно, он просто не поймет ничего. Когда я, например, прихожу в оперу, мне не понятна половина слов − приходится читать титры. Хочется, чтобы искусство было понятным, не только балет, но и опера.

− Вы отказались участвовать в скандально известной постановке Большого театра «Нуреев». Почему?

Дело в том, что я был назначен на роль Эрика Бруна, любовника Нуреева. Изначально эта идея показалась мне довольно интересной, но оказалось, что этот герой находится на сцене ровно четыре минуты в течение всего спектакля. Можно увлечь и заинтриговать зрителя, появившись на сцене на секунду! Но не в данном случае. Поэтому не видел смысла участия в постановке. К тому же, исполнитель роли Эрика Бруна должен был быть одет во всё черное. Из-за этого создавалось впечатление, что тебе предстоит побыть тенью Нуреева, в прямом смысле этого слова, и мне этого не хотелось. По меркам балетной профессии мне не так много лет, но уже и не мало, все-таки в данный период времени я вижу себя в главных ролях.

− Какую эволюцию проходят воплощенные Вами персонажи, роли которых приходится танцевать неоднократно? Меняются ли они внутренне из спектакля в спектакль?

Да, мои герои абсолютно разные. Те герои, которых я танцевал в более молодом возрасте, на протяжении последующих лет менялись и меняются до сих пор. Какому-то персонажу, например, князю Курбскому из балета «Иван Грозный», года и опыт очень к лицу. Из спектакля в спектакль мой Курбский становится всё более мужественным.

− Вы стали обладателем почетной и престижной награды Benois de la danse. Для Вас это большое достижение, показатель профессионального роста или условность? Как Вы относитесь ко всевозможным поощрениям (наградам, призам и т.д.)?

По большому счету, они ничего не дают — это условность. Конечно, приятно, когда отмечают твои заслуги. В Большом театре немногие артисты имеют эту награду, приятно осознавать, что тебя выделяют и именно ты являешься тем артистом, который, по мнению других, заслуживает особого внимания. Однако для меня совершенно точно одно: награды и призы —  не самое главное в жизни.

− Нужны ли в балете такие формы соревнования, как конкурсы? Случалось ли Вам когда-нибудь участвовать в них?

Я не участвовал ни в одном конкурсе и не жалею об этом. Танцевать спектакль и выходить на сцену в качестве конкурсанта – абсолютно разные вещи. Многие великие артисты никогда не участвовали в конкурсах и тем не менее они не перестают быть великими и заслуженными. Участие в конкурсах ассоциируется у меня, в первую очередь, со спортом, нежели с балетом. Поэтому, на мой взгляд, подобные вещи необязательны, а может, и вовсе не нужны.

− Один из поворотных моментов в Вашей биографии и карьере – появление в Вашей жизни Николая Цискаридзе. Вы занимались у него в классе уже будучи артистом Большого театра, под его руководством репетировали спектакли...

Когда я пришел в Большой театр, в меня никто не верил, все думали, что я мальчик из странного училища. Поначалу все отворачивались от меня. Николай Максимович увидел во мне задатки, талант и впоследствии начал заниматься и работать со мной. Разумеется, он не обещал «золотых гор», он сам сомневался: получится или нет. Ведь все сначала может получаться, но в какой-то момент пойти на спад. Бывает и наоборот, что и произошло со мной. Именно этот человек вселил веру в меня. Сейчас те люди, которые сомневались во мне, считают, что Николай Максимович совершил чудо, обратив на меня внимание.

− Известен случай, связанный с Вашей травмой, когда в третьем действии «Раймонды» Вас заменил Ваш коллега Артем Овчаренко. Повторялись ли подобные ситуации? Что Вы чувствовали в тот момент?

Природой не заложено, чтобы человек танцевал балет, выворачивая ноги. У меня было воспаление подошвенной связки. Я мучился на протяжении двух месяцев, делал уколы, чтобы танцевать. В какой-то момент стопа этого не выдержала, и когда я прыгнул, мне показалось, что у меня оторвалось ахиллово сухожилие. Конечно, испугался, но дотанцевал до конца. Я понимал, что если еще раз подпрыгну на этой ноге, то последствия будут плачевными.

Пришлось попросить замену. Это не редкий случай в Большом театре. В свое время я тоже заменял человека, потому что наша профессия — это очень непредсказуемая вещь.

С тем, что произошло, я справился достаточно легко. Во-первых, верил, что меня все поймут. Во-вторых, нужно было долечиться, чтобы танцевать дальше, а в-третьих, это всегда с кем-то происходит, от этого никто не застрахован. Тем более что большинство людей меня поддержало в тот момент: руководитель, родители, поклонники. Сложно было в начале карьеры, когда, уронив свою партнершу, я упал на нее сверху (смеется). Сейчас, повзрослев, со всем, что происходит со мной, справляюсь спокойно.

− Денис, спасибо за интересную беседу. В ее завершении мы подготовили для Вас небольшой блиц-опрос.

Я только за. Давайте!

− Любимый жанр в музыке?

У меня нет любимого направления в музыке. Но предпочтение отдаю все же классике.

− Звучание какого музыкального инструмента Вам нравится больше всего?

Если хороший скрипач, то, наверное, скрипка. Очень благородное звучание у этого инструмента, если действительно на нем играет профессионал высокого класса.

− Что бы Вы еще мечтали станцевать?

Я станцевал все, что хотел, и даже больше. Спартак был для меня за гранью реальности.

− Насколько охотно Вы общаетесь с поклонниками, почитателями?

На контакт иду в зависимости от настроения.

− Балетных все чаще вовлекают в шоу-бизнес, как Вы к этому относитесь?

Есть пошлый шоу-бизнес, а есть нормальный. Я не имею ничего против второго.

− Совет от Дениса Родькина: как достичь успеха в столь молодом возрасте?

Вне зависимости от способностей нужно всегда много трудиться и работать.

+4

874


Денис Родькин и Владислав Лантратов "Спартак" 08.04.2018

+2

875

Ссылка
Ссылка

В субботу, 14 апреля, в Москве прошел финал одного из главных конкурсов красоты в стране «Мисс Россия - 2018». На сцене собрались 50 самых красивых россиянок. Девушки соревновались не только длиной ног, но и показывали себя в интеллектуальном конкурсе.

В составе жюри была Мисс Мира-2008 Ксения Сухинова, дизайнер Игорь Чапурин, певец Дмитрий Маликов, композитор и радиоведущий Владимир Матецкий и премьер Большого театра Денис Родькин.

http://s9.uploads.ru/t/GrVQ3.jpg

+3

876

Saga написал(а):

В составе жюри была Мисс Мира-2008 Ксения Сухинова, дизайнер Игорь Чапурин, певец Дмитрий Маликов, композитор и радиоведущий Владимир Матецкий и премьер Большого театра Денис Родькин.

Мне кажется, балетным парням сложно воспринимать не балетных девушек. Когда живешь с детства в таком цветнике, все остальные девушки кажутся неуклюжими.http://www.kolobok.us/smiles/standart/dntknw.gif

0

877

http://sg.uploads.ru/t/kBKYz.jpg

Эрмитаж.Санкт-Петербург.
Инстаграм.

+3

878



Иван Васильев и Анжелина Воронцова: Баядерка 26.04.18

Nat Ganni

+4

879


Оттуда же. Никия- С.Бедненко

0

880

"Спящая красавица", Вера Шпаковская и Денис Родькин / Синяя птица - Последний богатырь

+2

881

Спасибо Наталье Подгорецкой. К сожалению, название фрагмента не совсем отвечает содержанию: из па де де есть только адажио, вариации и кода отсутствуют.

Отредактировано ЖИЗНЬ (2018-05-12 22:39:46)

+2

882

Из последнего.
http://s9.uploads.ru/t/fETxD.jpg
Инстаграм Лины.

+4

883

Молодость, красота, свет!!!

0

884

http://sh.uploads.ru/t/k2h8M.jpg

Михайловский театр
Инстаграм Анжелины.

+3

885

как же она хороша!
http://s7.uploads.ru/t/GP6UV.jpg

Инстаграм Лины.

+2

886

http://s3.uploads.ru/t/4H0J1.jpg

Денис Родькин и Элеонора Севенард для World of Ballet

Фотограф Дарьян Волкова

+2

887

http://s9.uploads.ru/t/4DgPh.jpg
http://s3.uploads.ru/t/Sjsx2.jpg
http://sh.uploads.ru/t/O0NPj.jpg

Фото Vera Mit 06.06.18
Завершение Бенуа де ла данс
Анжелина Воронцова и Денис Родькин в Гран па из "Баядерки".

+3

888

Анжелина Воронцова и Иван Васильев в Гала-концерте Михайловского театра 10 февраля 2018. Блистательный "Дон Кихот".

В 2018 году Анжелина на удивление часто танцует с Иваном Васильевым.

+3

889

Анжелина Воронцова и Иван Васильев в "Лауренсии" 24 мая 2018.

+2

890

Анжелина Воронцова и Иван Васильев в "Пламени Парижа" 25 февраля 2018.

+3

891

http://s5.uploads.ru/t/8Fvzw.jpg
Денис Родькин объявлен Человеком Года на премии FASHION SUMMER AWARDS 2018
Искренние поздравления и пожелания успехов и зрительской любви.

+2

892

Денис Родькин и Анжелина Воронцова в спектакле «Баядерка» на сцене НОВАТа

Премьер Большого театра Денис Родькин и прима Михайловского театра Анжелина Воронцова исполнят главные партии в балете «Баядерка» 2 октября на сцене НОВАТа.

В июне Денис Родькин дебютировал в заглавной партии на большой сцене НОВАТа в балете «Спартак». После спектакля Денис признавался, что на новосибирской сцене любой балет выглядит более масштабно и эффектно, чем на любой другой, и что следующий спектакль, в котором он хотел бы выступить в НОВАТе – это «Баядерка». Желание танцовщика совпало с чаяниями новосибирских зрителей – после «Спартака» они оставили в социальных сетях множество восторженных отзывов, и не единожды выразили желание увидеть Родькина на сцене НОВАТа в его коронной партии Солора, в «Баядерке».

Прима Михайловского театра Анжелина Воронцова уже не раз танцевала в спектаклях НОВАТа, и совсем недавно впервые исполнила партию Никии в «Баядерке». Балерина в любой партии покоряет зрителей своей филигранной техникой и сценическим обаянием, и роль Никии – не исключение. Зрители Новосибирска приветствовали дебют Анжелины в «Баядерке» бурными продолжительными аплодисментами.

Приглашаем вас увидеть в одном спектакле блистательный дуэт, который непременно подарит вам незабываемые впечатления.

Отредактировано Saga (2018-07-11 04:33:40)

+1

893

«Все балеты — про любовь»: Денис Родькин и Элеонора Севенард о работе в Большом театре, партнёрстве и конкуренции

Денис Родькин и Элеонора Севенард — на сегодняшний день самая яркая пара Большого театра. Он — премьер и лауреат премии президента России, она — подающая надежды артистка балетной труппы и к тому же внучатая племянница известной балерины Матильды Кшесинской. В интервью RT Родькин и Севенард поделились карьерными планами, вспомнили о своих неудачах и успехах, а также рассказали, как их личные отношения влияют на работу в главном театре страны.

— Вы оба — артисты Большого театра, и вы оба в своё время были учениками Николая Цискаридзе. Его многие критикуют, но вот вы, Денис, его поддерживали неоднократно.

Денис Родькин: Бывших учителей не бывает. Николай Максимович для нас и сейчас учитель, мы всегда с ним советуемся. И, как человек с большим опытом в своём деле, он нам подсказывает очень мудрые вещи.

— Насколько разным был подход к каждому из вас во время обучения? Наверняка вы делились этим друг с другом, сравнивали.

Д.Р.: Скажу честно, что к мальчикам Николай Максимович относится немного пожёстче. Потому что мы по своей природе более выдержанны. Он всегда говорил: «Деня, я на тебя ругаюсь больше, потому что ты мальчик». Вот, наверное, и Эля никогда мне историй не рассказывала, в которых бы Николай Максимович ругался. На меня он ругался, но я сейчас понимаю, что он это делал во благо мне.

Элеонора Севенард: Разница ещё в том, что Денис работал с Николаем Максимовичем в театре. Я ещё училась в школе, получала образование артиста балета, чтобы потом прийти в театр. И, конечно, отличался подход.

Д.Р.: Когда я приезжаю к нему в Вагановскую академию, то вижу, что по сути ничего не изменилось. Он так же строг, он так же требует всё сейчас и сразу. Наверное, это правильно, потому что наша профессия очень короткая и заканчивается в лучшем случае для мальчиков лет в 40. Надо за короткий период успеть очень многое.

— Вы, Денис, хотя и очень молоды, но уже опытный танцор. Элеонора — ещё юная балерина. Как у вас происходит обмен опытом?

Э.С.: Опыт — это очень важно, и я стараюсь прислушиваться к тому, что говорят Денис и мой педагог в театре. Пытаюсь вспомнить замечания Николая Максимовича и советы нашего художественного руководителя. И, конечно, когда партнёр понимает, как найти подход, — это очень помогает, на сцене сразу легче танцевать.

Д.Р.: Конечно же, я с Элей делюсь опытом. По большому счёту, главная задача партнёра — это преподнести выигрышно балерину. Для меня балет — это всё же более женское искусство, нежели мужское.

Я не приемлю, когда партнёр с партнёршей начинают конкурировать на сцене. Так не должно быть, должен быть дуэт.

А все балеты — они про любовь. И должна быть любовь между партнёрами. Но есть, конечно, балеты  такие, как «Спартак». И все балеты Юрия Николаевича (Григоровича. — RT), по большому счёту, балеты мужские. Но всё же для меня балет — это символ такого женского искусства.

— Денис, вы — выпускник неакадемической балетной школы. Скажите, дополнительные навыки вроде степа дают какое-либо преимущество перед другими артистами?

Д.Р.: Степ, на самом деле, дал мне много. Я более раскрепощённый на сцене, потому что степ предполагает в себе свободу. А балет, именно классический балет, это определённые позиции. Если это первая позиция, это первая позиция. Вторая — вторая. И, соответственно, когда ты живёшь в этих ограничениях, то на сцене бываешь иногда немножко зажатый. Я попытался соединить свои навыки степа и балет, и получилось вроде бы и всё правильно по позициям и, в то же время, свободно.

— А вы когда-нибудь падали прямо во время спектакля?

Д.Р.: Я падал один раз на балете «Спартак». Было очень обидно. Поскользнулся. Но я как-то так встал, что никто ничего не заметил.

— Элеонора, а что касается вас? И вообще, что делать, если такое произойдёт?

Э.С.: Нужно продолжать танцевать. Если, конечно, ты не получаешь какую-то травму.

Д.Р.: Ну вот Эля тоже недавно немножко поскользнулась на гастролях в Китае.

Э.С.: Да, к сожалению, так случилось. У балерины, которая танцевала передо мной, разорвались бусы… а я этого не видела и поскользнулась. Это случайно всё произошло.

— Но об этом потом снимут, конечно же, фильм и преподнесут это так, будто всё было сделано специально.

Д.Р.: Никому никогда в пуанты ничего не подсыпали! Вот на моём веку точно.

Э.С.: И на моём тем более.

— Раз мы вспомнили Китай и ваши гастроли. Все в один голос говорят, что китайская публика — совершенно потрясающая…

Д.Р.: Это правда, да. Они очень восторженно всё воспринимали. Вообще вся Азия русский балет принимает с особым восторгом. Наверное, первое место всё равно здесь занимает Япония.

Китайцы шумят в зале сильно, поддерживают артиста. Японцы более сдержанны.

Но потом, когда ты выходишь после спектакля, они выстраиваются в огромные очереди, и ты чувствуешь себя не артистом балета, а какой-то голливудской звездой. Такие толпы, все тебя фотографируют, пытаются взять автограф…

Э.С.: Подарки, да…

Д.Р.: Подарочки. Ты после спектакля приходишь с кучей каких-то маленьких японских печений. Один раз мне даже умудрились подарить пиво. Более того, пиво мне подарили во льду. То есть, Япония настолько предусмотрительная страна… японцы, видимо, поняли, что я очень хочу пить после спектакля, а воду пить не интересно. И они подарили пиво.

Э.С.: Мне подарили один раз коробку клубники. Даже такие подарки дарят необычные.

— Элеонора, вы внучатая племянница, точнее, правильно сказать, праправнучатая племянница балерины Матильды Кшесинской. И это, наверное, накладывает определённую ответственность. Кажется, что люди будут тыкать пальцем и говорить: «А, ну-ну, сейчас посмотрим». Это вам мешает?

Э.С.: Я не знаю, поскольку не сохранилось записей, где танцует Матильда Феликсовна. Конечно, сравнивать сложно. Мне кажется, даже невозможно, поскольку никто не видел, как она танцевала. Сохранились только какие-то письменные свидетельства, где описывается, что она была очень эмоциональной и отличалась этим от своих современниц и коллег по сцене. Что она была виртуозной и первой исполнила 32 фуэте. И, конечно, мне с детства об этом говорили в семье, мне хотелось тоже научиться исполнять 32 фуэте. Не знаю, для меня странно, когда пытаются сравнивать нас. Наверное, потому что это практически невозможно.

— А если говорить о наследии Кшесинской в вашей семье…

Э.С.: Мой отец очень начал активно, наверное, именно в момент, когда я появилась на свет, начал изучать историю семьи. Он ездил во Францию, искал учениц Матильды Феликсовны, которые учились в её балетной студии в Париже. Искал по русским ресторанам. Он не знал французского языка, просто приходил и пытался узнать у тех, кто говорил по-русски, какую-то информацию. И так, действительно, нашёл её учениц. Они очень много рассказали ему.

У нас хранились костюмы семьи Кшесинских. Не только Матильды Феликсовны — её отца, брата.

И это всё было очень интересно. Мы занимались балетом, мама очень любила и любит балет и вообще театр. Мы с детства ходили на оперу, на балет, на драматические спектакли, мюзиклы. Занимались хореографией. И всё постепенно вылилось в то, что сейчас я работаю в Большом театре. Я очень рада, что всё так сложилось.

— Надо сказать, к чести Большого театра, они очень ревностно охраняли ваш покой во время скандала, связанного с выходом фильма Алексея Учителя «Матильда». На вашу работу эта история как-то повлияла?

Э.С.: Да, я считаю, что было очень много лишнего шума. Наверное, многие сами это поняли, когда посмотрели фильм. Конечно, в театре ко мне подходили из нашей пресс-службы, спрашивали, хочется ли мне вокруг себя какого-то дополнительного внимания. И, поскольку я только начала свой первый сезон в театре, мне, конечно, было важнее проявить себя самостоятельно как балерину. Я старалась, наверное, более тихо себя вести и не давать лишнего повода...

— Есть ли сейчас какие-то спектакли, в которых вы вместе работаете на сцене?

Э.С.: Ну, например, «Анна Каренина» Джона Ноймайера. Денис исполняет главную роль, Вронского, я исполняю роль княжны Сорокиной. Но это не классический балет. Не знаю, неоклассический, наверное.

— А каково это — танцевать на одной сцене с близким человеком?

Д.Р.: Я лично волнуюсь чуть больше, потому что, если вдруг что-то не так, то, конечно, будет обидно. Если у Эли что-то не получается в своих вариациях. Мне обидно немножко, что не получилось что-то.

Э.С.: А я чувствую себя уверенней.

Д.Р.: За адажио я всегда уверен, потому что я знаю, что всё будет нормально в моих руках.

Э.С.: Да и я уверена, что, когда Денис рядом, всё будет хорошо в любой ситуации, он всегда поможет и подскажет.

Д.Р.: И подниму в любой ситуации.

Э.С.: И поднимет в любой ситуации.

https://cdni.rt.com/russian/images/2018.07/original/5b463a52370f2c9c098b45b2.jpg

— Кстати! А сколько положено балерине весить?

Д.Р.: Это сложный вопрос. Есть балерины не очень высокого роста, но тяжёлые. Я не знаю, с чем это связано. А есть высокие балерины и лёгкие. То есть, чёткую цифру, сколько должна весить балерина, я не могу вам назвать. Я могу только взять, поднять и понять, лёгкая она или нет.

К тому же, все думают, что партнёр балерину постоянно на себе таскает. Нет, конечно. Балерина должна помогать партнёру.

Есть определённая техника, где она партнёру помогает делать правильный подход на поддержку, наверху собираться. Поэтому нет такой чёткой цифры, сколько должна весить балерина.

— Где-то в районе 50 кг, наверное?

Д.Р.: Ну, желательно до 50 кг.

— Вы правы по поводу техники. Я видела, когда балерина поднимала партнёра…

Д.Р.: Было такое. Было такое, что партнёр держался за балерину, и у нас… не буду говорить. Но, вообще, есть такие ребята. Ну, не дано, понимаете! Во многом от природы партнёрство даётся.

— Вернёмся к теме близких отношений в театре. Как ко всему этому относятся в руководстве? Не говорят, что любовь мешает работе?

Д.Р.: Нет, конечно. Для руководителя главное, чтобы человеку было хорошо и комфортно. А когда человеку хорошо и комфортно — он на сцене даёт желаемый результат.

Э.С.: У нас просто пока ещё не было такого опыта, наверное. В театре мы вместе танцуем только в одном спектакле. Но мне всегда спокойнее, как я уже сказала. И, кажется, наш художественный руководитель, наоборот, очень даже рад за нас.

— Элеонора, а какая партия для вас самая желанная на сегодняшний день?

Э.С.: Нет одной партии. Мне кажется, очень много существует интересных ролей. Ну, наверное, сейчас мне хочется больше танцевать классику. Поскольку я только выпустилась, а на классике и воспитывается тело балерины, и это такая основа. Хочется попробовать очень многое именно в классических спектаклях, в классических постановках. Это, конечно, и «Баядерка», и «Спящая красавица», и «Дон Кихот».

— Денис, если у Эли это первый сезон в Большом, вы уже сбились со счёту — то ли девятый, то ли десятый. А у вас не было мысли попробовать себя где-то ещё? Может быть, в Нью-Йорке... Или пока ваша занятость не позволяет вам никуда двигаться?

Д.Р.: Я считаю, что из Большого театра ни в коем случае никуда нельзя уходить. В Большой театр можно приходить, но уходить уже нельзя. В Большом театре абсолютно мой репертуар, я себя чувствую здесь на своем месте. Как говорят, «Это для меня уже как второй дом». Я не представляю себя без Большого театра. Но что касается каких-то гостевых контрактов — это, конечно же, очень всегда… приятно. Да и полезно.

— Я знаю, что пять лет назад вы закончили балетмейстерско-педагогический факультет Московской академии хореографии. Как вы видите своё будущее в этой профессии?

Д.Р.: Пока я не вижу себя ни балетмейстером, ни педагогом. Вообще никак не вижу. И, более того, я сейчас стараюсь получить второе высшее образование, это факультет культурной политики гуманитарного управления в МГУ.

— Неужели чиновником будете?

Д.Р.: Ну, я не знаю. Понимаете, мы не знаем, что будет с нами через четыре дня. И всегда второе образование полезно.

— Есть в вашей профессии такое безобразнейшее качество, как зависть. Как пережить, когда завидуют вам? И как самим не скатиться до этого низменного чувства, не завидовать другим? Как держаться в русле здорового соперничества?

Д.Р.: Я никогда не стараюсь ни на кого смотреть. Просто есть мой путь — и я всегда его придерживаюсь.

Михаил Барышников сказал великие слова, что он пытается танцевать не лучше кого-то, а лучше себя. И мне это очень близко.

Я понимаю, что смысла в таком качестве, как зависть, нет. Оно только разрушает изнутри. И поэтому я иду по своему пути. Главное — идти по нему уверенно и всегда только наверх.

Э.С.: Мне ещё с первых классов в Академии педагог говорила, что в балете должна быть конкуренция. Если кто-то делает что-то лучше тебя — ты должен стремиться к тому, чтобы потом сделать это лучше. Ну, может быть, только в начале. То есть ты должен не то что бы завидовать, а пытаться совершенствоваться и добиваться результатов. Но завидовать, конечно, это бесполезно, это ничему не поможет. Нужно идти в зал и делать успехи.

— Театр, понятное дело, — особая творческая среда. И тут отношения внутренние довольно-таки хитрые. Кого-то из артистов Большого вы могли бы назвать своим другом?

Э.С.: Дениса.

Д.Р.: Элю.

— Поняли вас.

Д.Р.: Понимаете, друзья — это такое понятие, что вот ты с ним можешь там после репетиции куда-то пойти…

— Пивка попить, такое может быть? Или артисты Большого театра — это же небожители, они не пьют пиво.

Д.Р.: Нет, пьём пиво, конечно.

— С разрешения Урина (директор Большого театра Владимир Урин. — RT)?

Д.Р.: Нет, с разрешения руководителя балета Большого театра. Конечно, можем там и выпить вместе. Для меня дружба — это когда ты доверяешь полностью человеку. Мне кажется, среди балетных вот таких прямо друзей быть просто по природе не может.

— К теме еды: я слышала, что артисты до такой степени выкладываются во время спектакля, что после спектакля могут и кусок торта себе позволить, и кусок колбасы.

Д.Р.: Вы знаете, после спектакля я вообще есть не могу, я только пить хочу. Потому что столько теряешь жидкости… Есть — только на следующий день.

Э.С.: Нельзя сравнивать балет и спорт, это разные вещи. Но, если считать, наверное, сжигаемые калории  во время нагрузки  (всё равно идет нагрузка физическая на тело), мне кажется, мы можем…

— Сейчас в России проходит чемпионат мира по футболу. Основные гуляния ведутся практически у вас под носом, возле Большого театра. Вы следили за играми?

Д.Р.: Безусловно, следили. И очень болели за нашу команду. Когда мы проиграли в последнем матче, я очень расстроился, потому что хотел, чтобы мы стали чемпионами мира. Честно скажу. Но за такую команду, которая у нас была на чемпионате, совершенно не стыдно. Они показали прекрасный футбол.

У меня тоже была возможность стать футболистом. Поэтому для меня это всё близко.

Я очень переживал. И, конечно, когда наши забивали голы — сам себя не узнавал, как я радовался!

— В общем, вы свои ноги пустили в другое русло…

Д.Р.: Не я, скорее всего, моя мама. Потому что, если бы характер, который у меня есть сейчас, перенести в детство, я бы, наверное, ушёл в футбол.

— Кстати, 7-го числа, когда наши играли с хорватами, а я как раз была на «Борисе Годунове», невозможно было посмотреть счёт…

Э.С.: Балерины за кулисами и режиссёры — все следили.

— А сейчас, когда российская сборная выбыла, вы за кого-то болеете?

Д.Р.: Я буду болеть за Францию, честно скажу.

Э.С.: Я, наверное, тоже.

— И маленький такой блиц-опрос напоследок. Ваш любимый балет?

Э.С.: «Щелкунчик».

Д.Р.: Мой — «Баядерка».

— Любимый элемент в танце.

Э.С.: Вращения… фуэте, например.

Д.Р.: А я люблю двойной кабриоль назад. Это вот разбегаешься и двумя ногами бьёшь в воздухе.

— Личный секрет поддержания физической формы?

Д.Р.: Для меня — каждодневные занятия, репетиции и регулярные спектакли.

Э.С.: То же самое.

— Вопрос Денису, на который он уже ответил. Если бы не были артистом балета, то…
Д.Р.: Я бы был футболистом, или машинистом поезда. Машинистом поезда — потому что каждый год я ездил отдыхать не на море, а к дедушке в Красноярский край. Так как денег на самолёт у нас не было, мы ехали четыре дня поездом. И меня настолько это всё вдохновляло — это было настолько романтично — что я хотел быть машинистом поезда Москва — Владивосток. При этом, не меняясь ни с кем, одному неделю ехать. Но ещё не поздно. Футбол уже точно нет, а вот машинист…

Отредактировано Saga (2018-07-13 15:28:37)

+2

894

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/272425/

19.07.2018 | 09:56

Интервью с артистом балета Денисом Родькиным

+1

895

http://s3.uploads.ru/t/OwQjG.jpg
http://s7.uploads.ru/t/j0dCq.jpg
http://s8.uploads.ru/t/oz0Ml.jpg
http://sh.uploads.ru/t/8Mqzy.jpg
http://sd.uploads.ru/t/j5ybO.jpg

Спасибо Vera Mit.
Вчера состоялся возобновленный спектакль "Дочь Фараона" 
Аспичия - Светлана Захарова, Таор - Денис Родькин. Поздравляем!!!

+2

896

https://www.youtube.com/watch?v=QlaSZxik_is
https://www.youtube.com/watch?v=z0pC3egJQkA
https://www.youtube.com/watch?v=1z6VE2IPpvU

На канале Ballet Opera2  есть еще несколько фрагментов этого спектакля

Отредактировано ЖИЗНЬ (2018-07-25 10:21:42)

+4

897

Дорогая Жизнь! Спасибо, спасибо и еще раз спасибо за Лину в "Лебедином"! Так получилось, что впервые увидела ее на сцене 12 апреля 2012 года в концерте вместе с Денисом Родькиным. В июле 2014 была на ее дебюте в "Лебедином" в Михайловском театре. Потом как то этот балет ушел из ее репертуара, и вот снова! Изумительные лебединые линии, кантилена, Лина как балерина растет год от года. И это радует бесконечно. Вам от меня плюсик.

0

898

И Вам спасибо, Лилин, и за добрые слова и за новоcть для меня. Каюсь, я не знала, что Анжелина раньше танцевала ОО, хотя помню, что некая  балерина БТ обвинительно говорила, что Воронцова претендовала на эту роль. И очень обрадовалась, когда наткнулась на этот канал.  Постараюсь отследить ее очередное выступление и попасть в Питер в это время. Очень точно ее называл Дольчев: «прекрасная Анжелина». Очень нравятся ее руки, кисти, подкупает ее любовь к танцу, которая сквозит в любой виденной мною роли. От нее всегда исходит радость жизни, наслаждение музыкой, движением, молодостью.   Может быть, я в очередной раз пишу глупость, но мне она кажется самой красивой из молодых прим. На ее исполнение всегда интересно смотреть. К сожалению, ее нынешние партнеры не совсем сходятся с ней по форме, такого красивого дуэта, как в Пахите, мы уже не увидим.

+2

899

ЖИЗНЬ написал(а):

К сожалению, ее нынешние партнеры не совсем сходятся с ней по форме, такого красивого дуэта, как в Пахите, мы уже не увидим.


Мы были в Петербурге и видели Спящую Красавицу 9 июля и Корсара 12 июля с участием Анжелины. Это был просто замечательно. В Спящей, правда, её партнером был Эрнест Латыпов - тут соглашусь с Жизнью, мда...
А в Корсаре она танцевала с Иваном Зайцевым - это супер. Мне очень понравились оба. Как и в виденной мной ранее Тщетке.
Что касается "красивого дуэта", то он обещан в Новосибирске осенью, и не в чем-нибудь, а в Баядерке (обожаю этот балет). Маловероятно, что доберусь туда, но не теряю надежды увидеть этот дуэт еще где-то.

0

900

Дорогая ЖИЗНЬ, как точно Вы отразили те чувства, которые возникают и у меня, когда танцует Анжелина

От нее всегда исходит радость жизни, наслаждение музыкой, движением, молодостью.

И очень хочется верить в будущие красивые дуэты...

+1