Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Елена Васильевна Образцова

Сообщений 121 страница 150 из 176

121

Елена Образцова: «Я верю в бесконечную жизнь...»

15:37 12 января 2015
http://se.uploads.ru/t/Ne9J8.jpg

Оперная певица Елена Образцова на своем гала-концерте, посвященном 50-летию творческой деятельности, в президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина.
Фото: Белинский Юрий/ТАСС

МАРИЯ БАБАЛОВА  21491Версия для печати
Певица-легенда, певица-эпоха, певица-эталон. Елена Образцова блистала на сцене миланской La Scala и нью-йоркской Metropolitan Opera. Ее партнерами были все оперные певцы и дирижеры ХХ века: Монтсеррат Кабалье, Лучано Паваротти, Хосе Каррерас, Герберт фон Караян, Клаудио Аббадо, Риккардо Мути... Прощание с Еленой Васильевной состоится 14 января в Большом театре. А на следующий день, после отпевания в храме Христа Спасителя, Образцову похоронят на Новодевичьем кладбище.
Это интервью с Еленой Васильевной состоялось после «Оперного бала» в Большом театре. Она знала, что ее ждет тяжелое лечение. Но о нем ни слова. Разговор получился оптимистичный, мудрый, хотя в нем чувствовалось и едва уловимая нота прощания, которую хотелось принять за кокетство, а она обернулась неизбывной печалью…
– Елена Васильевна, только ваше имя могло собрать в Большом театре такое феноменальное созвездие певцов…
– Я по-настоящему счастлива, что приехали знаменитые, великие, замечательные певцы, пожелав меня поздравить ("Оперный бал" Елены Образцовой в ГАБТ состоялся в октябре 2014 года - прим. ред.). Значит, я еще что-то значу в этом мире, несмотря на свои 75 лет. В этот вечер возникла какая-то удивительная атмосфера молодости, будто я вернулась в те годы, когда я много пела и ездила по всему миру… Я не пела пять месяцев: почти все лето проболела тяжело. Шесть недель лежала в больнице с двухсторонним воспалением легких и с температурой под сорок, почти без сознания и похудела на 18 килограмм. Чудом осталась живая. И этот день был первым, когда я после таких испытаний открыла рот. Но я всегда с верой выхожу на сцену. Только по вере человеку дается его талант и судьба. Можно сказать, я таким образом попрощалась со «своим» Большим театром.
http://se.uploads.ru/t/xXumT.jpg

Автор: Александр Казаков, "Вечерняя Москва"

– Ну почему прощаться?
– Я так чувствую. Сегодня я не ощущаю в театре той «намолености» стен, что была раньше. Это уже не «мой» Большой театр. Один раз я и вовсе там заплутала: какие-то холлы, лифты – долго выбиралась. Хотя не знаю… В театре планируется новая постановка «Пиковой дамы». Если все будет прилично, то можно спеть. Но мне сказали, что там будут какие-то режиссерские глупости. А в такие игры не играю. Меня возмущает, когда человек именитый, талантливый, умный, делает какую-то гадость. По мне, это чистое вредительство!
– Но вы же и очаровательной хулиганкой умеете быть. Вспомнить только, как вы вместе с Тимати в Юрмале рэп читали…
– Это другое. Не оперный театр, не классика. Лето, море – почему не повеселиться, не похулиганить? Я вообще хулиганка по натуре, но меру знаю и всегда делаю в жизни только то, что мне нравится.
– А как ныне у вас складываются отношения с новым руководством Большого театра – с гендиректором Владимиром Уриным и с музыкальным руководителем Туганом Сохиным?
– С дирижером я еще не знакома, ничего сказать не могу. Только удивлена тем планом, который сделан на ближайшее время. Очень жалею, что сняли такие спектакли, как «Турандот» и «Тоска» Пуччини. Когда они теперь вернутся в репертуар, никто не знает. А Урин – хороший дядька, мне кажется. Я верю, он что-то правильное сделает с театром. Мне очень нравится его подход к работе – деловой, профессиональный. И с ним можно договориться, он открытый к общению человек. Когда я звоню, еще не было случая, чтобы он сказал: «Я не могу!». До Анатолия Иксанова – предыдущего директора - дозвониться мне было труднее, чем до президента. Думаю, под руководством Урина Большой театр, наконец, выберется из ямы ужасных скандалов и происшествий. У него за спиной прекрасный пример Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Без сомнения, там все крайне опечалены его перемещением в Большой.
http://se.uploads.ru/t/YsnWO.jpg

Елена Образцова на гала-концерте в Большом театре, посвященном 75-летию со дня ее рождения, была по-настоящему счастлива

– Сегодня на оперной сцене вы являетесь только Графиней в «Пиковой даме»?
– Да, и делаю это с великим удовольствием уже 50 лет! Иногда в Европе я выхожу в каких-то маленьких, но эффектных партиях. Потому, что голос у меня остался, а силенок уже мало. Однажды кто-то из зала крикнул на концерте Монтсеррат Кабалье: «Норму хотим!!!», имея в виду ее великое исполнение знаменитой каватины из одноименной оперы Беллини. Она в ответ с юмором и грустью: «А я как хочу!»… Теперь я сконцентрировалась в основном на камерном репертуаре. Пою концерты и даю безумное количество мастер-классов по всему свету.
– Правду говорят, что люди, пережившие блокаду, потом всю жизнь подсознательно голод ощущают?
– Во всяком случае, отношение к еде у меня уважительное. Не понимаю, как можно что-то из еды выбросить. Я лучше сложу в пакетик, потом птичкам и собачкам отдам. И я очень переживаю, когда вижу по телевизору маленьких ребятишек, у которых ребрышки торчат, а глаза страхом переполнены из-за войны, что идет рядом с их домом. До сих пор не могу поверить в тот кошмар, что творится на Украине! Мне не понять, почему люди до сих пор в войну не наигрались. Вот говорят: «Люди – как звери». Звери никогда не убивают друг друга, если это не связано с необходимостью выживания. А люди, мне кажется, нападают друг на друга от жадности и властолюбия.
http://se.uploads.ru/t/egCAb.jpg

Автор: Александр Казаков, "Вечерняя Москва"

– Елена Васильевна, а как вам удается жить по принципу: «мои года - мое богатство»?
– Я очень люблю жизнь, и у меня нет ностальгии по молодости. Большие певцы, мне кажется, как дети, поэтому настоящая старость к ним никогда не приходит. Я думаю, человек стареет только тогда, когда устает от жизни, перестает ее любить. В каждом возрасте есть свои радости. Думаю, буду жить до 96 лет. Я сама себе составила такой график жизни.
– Вы ни о чем в своей жизни не жалеете?
– Я не могла петь на Западе столько, сколько мне хотелось. Пресловутый «Госконцерт» жестко следил, чтобы более 90 дней кряду певец не отсутствовал дома. Приходилось возвращаться и тратить время и силы, например, на пение «Кармен» по-русски: «Чтоб приняться за него, не надо трусить ничего». Было тяжело, противно и обидно. Но я уверена, что Господь экзаменует нас, когда случаются какие-то несчастья. И если мы стойки в испытаниях, исправляет ситуацию.
http://se.uploads.ru/t/5xsje.jpg

Елена Образцова на гала-концерте в Большом театре, посвященном 75-летию со дня ее рождения, была по-настоящему счастлива

– Все ваши героини всегда были страстными, роковыми женщинами. И все же Кармен и Графиня стоят особняком. А кто для вас был лучшим Хозе и Германом?
– Один Пласидо Доминго. С ним в дуэте рождались самые невероятные импровизации. Моя Графиня танцевала в порыве предсмертной страсти, моя Кармен мечтала принять гибель от его любви. Помню, я с ним стала бороться, чтобы он меня убил, чтобы он стал настоящим бандитом. Потому что для Кармен мужчина – это бандит, который может убить. Я провоцировала его на это убийство. Он это понял. И тогда, после спектакля с публикой творилось что-то неописуемое.

15:37 12 января 2015

Елена Образцова – ария Кармен

– У вас никогда не возникало досады от того, что не уехали из страны, как сделали некоторые ваши коллеги…
– Меня очень многие уговаривали. Но у меня никогда не было желания уехать. Я с младенчества поняла, что никому не дано занять чужого места. И я забыла значения таких слов, как «ненависть», «соперничество», «зависть» или «ревность». Я перестала суетиться. Главное, себя суметь выразить не в успехе, а в музыке. И я это сделала. Я состоялась. Единственное, что я умею делать без устали – это петь. Я знаю, что умру, но моя музыка будет жить. Значит, я не зря прожила жизнь, и у меня есть все основания верить в бесконечную жизнь.
http://se.uploads.ru/t/f7Q3p.jpg

На сцену вместе с великой певицей выходили многие оперные звезды, в том числе Дмитрий Хворостовский и Екатерина Сюрина
На сцену вместе с великой певицей выходили многие оперные звезды, в том числе Дмитрий Хворостовский и Екатерина Сюрина
– Считается, что лучшие друзья примадонны – бриллианты. А что вам дарили поклонники?
– Цветы, цветы и еще раз цветы. А попытки сделать мне какой-нибудь обязывающий презент я всегда всячески избегала. И бриллианты я не люблю, и у меня их очень мало. Я люблю только уральские камни. К украшениям вообще я отношусь совершенно спокойно. У меня с головкой все в порядке. Мое сокровище – это музыка, а не драгоценности.
Кстати, я вспомнила одну очень поучительную для меня историю. Я уже была известная, но в СВ-вагонах еще не ездила. И вот сидим мы в купе – две женщины и мужик, у которого, я сразу внимание обратила, были жуткие руки. И те тетки с ним стрекотали: как живете, как дела? И потом ко мне с тем же расспросом обратились. Я говорю: «В разъездах, семью не вижу, ни мужа, ни ребенка, все время на нервах, успею выучить – не успею выучить новую партию, есть голос – нет голоса …». Этот мужик сидел, смотрел на меня молча, а потом говорит: «А в каменоломнях поработать не хочешь?». И все встало на место. Спасибо ему большое. Так, жизнь меня научила, чтобы не происходило говорить: «Господи, спасибо, что только это».
http://se.uploads.ru/t/Q3Zsv.jpg

Автор: Александр Казаков, "Вечерняя Москва"

***
12 января народная артистка СССР, легенда мировой оперной сцены Елена Образцова скончалась на 76-м году жизни. О кончине народной артистки СССР, легенде мировой оперной сцены, сообщила директор ее культурного центра Ирина Чернова. Прощание с оперной певицей состоится в Большом театре 14 января, а на следующий день в Храме Христа Спасителя пройдет отпевание. Где будет похоронена Елена Образцова пока не сообщается.
11:37 12 января 2015

СОБОЛЕЗНОВАНИЯ
Народная артистка СССР, глава Фонда развития Большого театра, в течение многих лет была солисткой Большого театра Бэла Руденко:
- Елена Образцова – выдающаяся певица, с необыкновенным темпераментом, красивым голосом. Хорошо помню начало ее карьеры – поразительное начало. Леночка (я всегда называла ее Леночка) с такой легкостью брала высокие ноты – будто она не меццо-сопрано, а сопрано, и не было у нее никакого труда, чтобы спеть самое сложное произведение. При этом – красавица, с роскошной фигурой, чудным лицом, драматическим талантом, богатством души и сердца. (далее)
Оперная певица Любовь Казарновская:
По стечению обстоятельств, я сейчас нахожусь на той земле, где ее не стало. Когда я слышу, как кто-то уезжает в эти мюнхенские клиники, как было со Святославом Бэлзой, мне становится дурно, потому что, к сожалению, статистика такова, что отсюда живыми уже не возвращаются. Это ужасно. Когда я узнала, что Елена Васильевна поехала сюда, я все надеялась на чудо, на то, что западная медицина ей поможет, но исключения не случилось.
Есть личности – легенды, вот она была той легендой, которая пролетела в оперном мире, как ярчайшая комета. (подробнее)
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Королева ушла
О своей тяжелой болезни она долго не говорила даже самым близким. На людях она всегда была улыбчивая, остроумная, доброжелательная и роскошная.
Ее феноменальная харизма наполняла любое помещение, как только она перешагивала его порог. Елена Образцова, казалось, с легкостью доказывает, что почтенный возраст не помеха для самых удивительных поступков и радостей жизни. Естественная, непосредственная и одновременно великая оперная певица, рожденная в строгом и холодном Петербурге, она покорила мир своим гипнотическим голосом, не зная запретных чувств, и стихийностью своей натуры, свободно совмещая победоносный шарм настоящей дивы с обнаженностью истинно женского темперамента. Ее сгорающая от страсти босоногая Кармен из оперы Бизе сводила с ума, а страшная старуха Графиня с царственной горностаевой накидкой на плечах из «Пиковой дамы» Чайковского была эталоном художественного совершенства (далее).
Редакция «Вечерней Москвы» выражает соболезнования родным и близким оперной певицы Елены Образцовой.
Подробнее: http://www.vm.ru/news/2015/01/12/elena- … 75640.html

0

122

Елена Образцова-младшая: «Я до сих пор не могу плакать по маме»
Дочь великой певицы о последних днях жизни Елены Образцовой

Мама умерла. А уже через полтора часа мне стали звонить, дергать с интервью. Потом в газетах появились какие-то глупости, вранье, слухи: чем мама болела, как уходила, немыслимые диагнозы… — рассказывает мне дочь Елены Образцовой, удивительно на нее похожая, и тоже Елена. — Какая-то женщина в одной крупной газете выступила как лучшая мамина подруга, а мы всей семьей минут сорок вспоминали: кто это? Мне всегда казалось, что у людей должны быть внутренние нравственные барьеры…

Впервые дочь великой оперной певицы решилась рассказать, как уходила ее мать.
http://se.uploads.ru/t/yhJQ9.jpg

Елена Образцова-младшая: «Я до сих пор не могу плакать по маме» фото: Сабина Дадашева
                                                                                                    1

— Лена, я думаю, было бы правильно, если бы мы сейчас расставили все точки над «i». Давайте начнем — диагноз.

— Более полутора лет назад маме поставили диагноз: начальная стадия лейкоза. Она почувствовала себя плохо, начала чаще болеть, все время слабость… Провели комплексное обследование и, поскольку была еще начальная стадия, сказали, что надо делать пересадку костного мозга. Но мама сказала, что ни о какой пересадке думать не хочет. А летом случился сильный рецидив, она лежала в больнице, но тогда ее удалось вывести в ремиссию, и опять зашел разговор о пересадке.

— Странно, Елена Васильевна производила впечатление разумного человека. Почему она отказалась, когда еще был шанс?

— Потому что понимала: придется выпасть из обоймы, из работы на несколько месяцев. А она хотела петь, ездить.

— А аргументы типа «без пересадки не сможешь ездить и петь»?

— «Пока Бог дает, я буду петь». И еще: «На эту тему я не хочу разговаривать». Это тот случай, когда не слушают никого, да она ни с кем бы и не стала разговаривать. Свой диагноз она переживала в себе. О ее заболевании знали, ну, наверное, человек пять.

— А в России операцию нельзя было сделать? Только Германия?

— К сожалению, пересадкой костного мозга пожилым людям, старше 60, здесь не занимаются. Лейпцигская клиника специализируется на этой проблеме. Все, что здесь могли сделать врачи, они сделали, и я им бесконечно благодарна: они продлили маме жизнь на полгода. А еще я очень благодарна нашим друзьям, которые сдавали кровь, когда маме несколько раз делали переливание. И никто, включая медперсонал, не слил информацию. После этого я сделала вывод — когда говорят: «Как же так? Почему просочилась информация?» — я точно знаю, что она не просочилась, а ее слили. И слили как раз те, кто слишком сильно переживает, что она просочилась.

Короче, тогда мама сказала, что подумает. Только после очередных анализов наши врачи ее поставили перед фактом: ехать надо завтра. Благодаря Правительству Российской Федерации вопрос был решен буквально за день, и еще через день она вылетела в Лейпциг.

                                                                                                   2

— Лена, я вас слушаю и все время думаю: как же несправедлива жизнь к человеку, который так много делал для других! Елена Образцова так много помогала людям…

— Почему же несправедливо? Я за эти дни очень сильно пересмотрела мое отношение к мировой справедливости и к ценностям вообще. Вы исходите из той точки зрения, что самое ценное у человека — это жизнь. А это не так: самое ценное у человека — душа. Жизнь — наша шкурка: здесь побыла какое-то время — и ушла туда, дальше жить.

— Такая позиция разве облегчает боль от утраты или при виде страданий близкого человека?

— Смерть — это не наказание, не конец, а начало. Каким оно будет, зависит от того, как мы прожили эту жизнь. Если хорошо, то и начало будет очень хорошим, а если прожили пакостно… Вот я смотрела на то, как уходила мама: у нее не было страха. Она ни разу не сказала: «Как несправедливо, что я больна! Почему со мной это случилось?..»

— А что она говорила?

— Говорила, что мы все уйдем к Богу. Должны будем дать ему отчет о том, как прожили жизнь и как распорядились тем, что он нам давал. Сколько смогли сами дать другим людям. У нее же было несколько моментов, когда она находилась на грани смерти. И вот чем ближе она стояла к этой грани, тем меньше было страха.

— Что это были за моменты? Когда?

— Однажды она чуть не разбилась на самолете. Повыскакивали кислородные маски, все орали. Или прошлым летом, когда очень сильно заболела и думала, что уходит, у нее тоже не было страха. Бояться нужно того, что ты можешь избежать, а бояться того, что неизбежно, как-то глупо. Чего ж бояться — все там будем.

В общем, мы поехали в Лейпциг. Она уехала туда со своей подругой Любовью Рощиной и Натальей Игнатенко, директором маминого фонда. У меня был концерт в Касселе и только через неделю приехала в Лейпциг и осталась с мамой. За это время ей был сделан курс «химии», который не дал результатов, которых ждали. Потом — курс лечения антителами (это такая новая методика, когда раковые клетки пытаются убить конкретным антителом). Но у нее начались очень сильные боли. Врачи не сразу определились с диагнозом, но быстренько антибиотиками всё убрали. Во всяком случае, анализы стали лучше. Потом приехали опять Люба Рощина и наша близкая подруга, певица и актриса Оленька Балашова. Меня отправили на побывку домой, потому что у меня маленький ребенок. Элии скоро пять лет.

                                                                                                    3

— Хотелось бы уточнить: пересадка костного мозга или пересадка стволовых клеток? Такой перед вами стоял выбор?

— Не было даже речи о пересадке стволовых клеток — это полная чушь. Как чушь и то, что у мамы в клинике была чудовищно крохотная палата. Неправда: огромная палата, где помещались мамина кровать, обеденный стол, телевизор, потом — моя кровать, когда я стала там постоянно жить. Громадная была ванная с душем, с раковиной.

— Больница. Гнетущее ожидание неизвестного. Какое у нее было настроение? Что вы делали?

— У нас получилось два месяца такого тесного совместного проживания, чего не было никогда раньше. Что делали? Рассказывали анекдоты, разговаривали о детях. Читала она мало, потому что была слабенькая: «химия» — вещь суровая. Она писала стихи, писала свою книжку…

— Диктовала вам?

— Нет, сама писала, рукой. В депрессии она не была, но бывали периоды, когда она говорила: «Тяжко, очень тяжко». И очень переживала, что нуждалась в посторонней помощи: слабость и беспомощность ее не угнетали, а именно очень сильно раздражали. Она была человеком мужественным, очень позитивным. То, как она себя вела, было очень ожидаемо. Скажем так, она не хотела умирать, но сказала: «Если это мой час, значит, так тому и быть. Когда позовут, тогда и пойду».

Так вот, на 30 декабря назначили пересадку костного мозга, донорского. А когда человека готовят к пересадке, накануне еще одним сеансом «химии» и облучения в ноль выводят всю иммунную систему — для того чтобы не было агрессии со стороны трансплантата. Но на этой почве любая инфекция опасна: своей защиты нет, бороться организму нечем. Но накануне трансплантации у мамы диагностировали сепсис — инфекция пошла в кровь. Но все равно решили, что пересадку надо делать, что с инфекцией будут бороться параллельно, в процессе приживания пересаженного костного мозга.

31 декабря наступило ухудшение, мама вела себя неспокойно — такое пограничное сознание, когда человек адекватно отвечает на вопросы (кто он и где), но не совсем адекватно контролирует свои действия. И для того, чтобы она не мешала процессу собственного выздоровления, не повредила катетер, не нервничала, ее ввели в искусственную медикаментозную кому на несколько дней. И, к сожалению, из той комы, в которую ее ввели и которая перешла в естественную, мама уже не вышла. Постепенно все внутренние органы начали отказывать, держался только мозг и еще какое-то время сердце на препаратах.

— Ваш первый диплом — фельдшерский. Это вам как-то помогло в клиниках, когда вы ухаживали за мамой?

— Конечно. Я ведь работала как раз на гемодиализе. У меня был очень малый опыт работы в детской больнице Святого Владимира, но мне его хватило, чтобы я всю свою жизнь относилась по-другому к жизненным проблемам.

Уже в Лейпциге старшая медсестра, которая за мамой ухаживала, когда маму мыла, нас сначала выгоняла. А потом сказала: «Я вижу, у тебя нет страха. Давай ее мыть вместе». Для меня это тоже было частью прощания с мамой, возможность сказать на физическом уровне, что я ее люблю. Как будто не я была ее ребенком, а она — моим. Мы ее мыли под красивую музыку, перевязывали, переворачивали, обкладывали подушками — это надо было делать три раза за день.

Вообще, то, что мы делали, на самом деле очень просто делается. Только надо учить навыкам ухода за больными. Учить как обязаловку — тогда бы люди не отправляли своих родственников в дома престарелых, в хосписы… Ведь от одной мысли, что у тебя дома окажется лежачий больной, — сразу паника, истерика: всё, жизнь закончилась! А она не закончилась: это занимает не так много времени и физических сил. А потом, у тебя есть потрясающее чувство близости к этому человеку, особенно если это твои родители. Как в детстве: вы мокрые, грязные, голодные, орете, а вас взяли — помыли, переодели, покормили, прижали к груди. А это то же самое, только с точностью до наоборот. И совесть твоя спокойна …
http://se.uploads.ru/t/9MBrY.jpg

фото: Александр Астафьев
— Врачи ждали перелома?

— Профессор, который занимался ее лечением от лейкоза, очень ждал и надеялся, что пройдут положенные две недели после пересадки и будет результат: прижился или нет? Он пытался поддерживать в нас надежду. Но врачи реанимации в своих прогнозах опирались на собственный опыт и уже где-то с 5–6 января говорили нам, что, с их точки зрения, точка невозврата пройдена.

— По-вашему, немецкие врачи сделали все, что возможно, или…

— Конечно. У меня нет не то что претензий — я бесконечно им благодарна. Результат совершенно не зависит от социального статуса пациента, от национальности — а только от того, как организм реагирует. Все, что могли сделать, они сделали, держали ее столько, сколько могли. Они дали нам возможность троим быть с ней в реанимации сутками. Так что она уходила не одна. И врачи, и медсестры относились к ней так… ну, как будто она их мама. Они нам говорили, что, когда человек лежит в коме и ни на что внешне не реагирует, это не значит, что его здесь нет. Поэтому они постоянно разговаривают с ними, просят прощения за то, что нужно включить свет, еще что-то. А мы все время ставили ей музыку слушать: находясь в коме в реанимации, она прослушала всю Всенощную Рождественскую. Мы читали ей все четыре Евангелия с утра до ночи. И нам это чтение дало больше, наверное, чем ей.

— Как воцерковленный человек она успела причаститься?

— Перед отъездом причастилась, а когда уже впала в кому, числа 6-го, мы звонили владыке Меркурию, с которым они дружили, и он читал канон на разлучение души с телом — онлайн.

— По Скайпу?

— Ну, практически да, хотя это другая система. Когда стало понятно, что ей остается жить несколько минут, мы снова позвонили владыке, и он читал отходную. И мама ушла в тот момент, когда он сказал: «Аминь». Так что мама ушла так очень по-христиански, получив все отпусты, которые полагаются.

                                                                                                              4

— Елена Васильевна до последнего выходила на сцену в «Пиковой даме» в Михайловском театре. И будучи уже больной, объездила полстраны с концертами. Вы ей говорили, что тяжелый график, и надо бы поберечь себя?

— В нашей семье все подчиняются определенным законам. Если мама говорит: «На эту тему мы не разговариваем» — это значит, что на эту тему мы не разговариваем. И если я говорю: «Я не хочу обсуждать эту тему» — мы не обсуждаем эту тему. У нас в семье существует уважение к мнению другого члена семьи. Кто я такая, чтобы ей диктовать?

— Родная дочь.

— Она не моя собственность, и какое я имею право говорить, как ей жить? Если она плохо себя чувствовала, то отменяла поездку. Ну, уж если приезжала, то отрабатывала концерт по полной программе, не сокращала ничего, не пыталась поставить в программу простые в исполнении произведения. Болезнь не повлияла на ее привычки; может быть, она стала немного мягче, прощающей окружающих. Я не могу сказать, что она снизила свои критерии в оценках людей и поступков, но она стала проще отпускать их. Если раньше она могла обижаться, возмущаться, то теперь не держала зла, а просто отпускала из своей жизни тех, кто делал ей больно, предавал…

— К вопросу о прощении: на канале «Культура» несколько вечеров подряд шел фильм о Елене Васильевне — красавица, королева в жизни и на сцене. И она с теплом говорила о Галине Павловне Вишневской, а у них, мягко говоря, были очень непростые отношения. Вы это имеете в виду под «отпустила»?

— Там ведь история очень сложная и непростая, проходит под грифом «все не так и не об этом». И то письмо было не об этом, и не те люди его подписывали (речь идет о письме, подписанном солистами оперы Большого, против Ростроповича и Вишневской в ЦК КПСС. — Авт.). Когда Вишневская с Ростроповичем уже жили за границей, в какой-то момент они с мамой пересеклись в одном театре. И мама, вернувшись, тогда сказала: «Господи, мне было их так жалко! Человек потерял Родину, и ему как-то надо найти источник своих бед. Ну, зафиксировались они на мне. Ну что теперь делать? Только пожалеть их».

Ведь эта история была более музыкантская, чем политическая. И вот так с годами сложилась определенная версия о двух непримиримых врагах — Образцовой и Вишневской. Но конкурентками они никогда не были: одна — сопрано, другая — меццо. А почему к маме было такое отношение? Может, потому, что она сделала большую карьеру из всех тех, кто был замешан в этой истории. Но я думаю, что они как-нибудь сами теперь там разберутся.

— Без Елены Васильевны Фонд Образцовой будет существовать и работать? Вы собираетесь в нем работать? Если да, то в качестве кого?

— Я надеюсь, что он будет работать. Пока меня не позвали туда. Если пригласят, буду с удовольствием это делать. А так мне есть чем заняться. Потому что есть академия — осуществленная мечта мамы, уже есть помещение, будет первый набор.

— А вы встанете во главе?

— Не уверена: директора назначает попечительский совет. Но участвовать в работе академии я, конечно, буду. И потом, мамины конкурсы молодых оперных певцов — в этом году в Санкт-Петербурге пройдет десятый, юбилейный.

— Какое странное совпадение: ваша мама оставила академию, Вишневская — школу, которую возглавляет ее дочь Ольга… Вы в каких отношениях?

— Я считаю, что это правильно: когда ты в такой семье растешь, то знаешь всю кухню изнутри, все разговоры только про это. Мама всегда рассказывала мне, что и как она хочет сделать в академии. Я уже не говорю о том, что я певица. И, по счастью, все педагоги, которых собиралась приглашать мама, до сих пор здравствуют и были ее друзьями, когда я пешком под стол ходила. И жизнь, и профессия, и мама меня к этому подготовили. У Галины Павловны Вишневской чудные дочери — Ольга и Лена. Мы встречались несколько раз на каких-то приемах. Дружить мы не дружим, но знаем друг друга, здороваемся, у нас нормальные отношения. Они обе очень красивые, умные.

                                                                                                               5

— Лена, вы все-таки удивительно похожи на маму.

— Да? А мне все говорят, что я больше похожа на папу. Как мама всегда смеялась: «Мы ж старались».

— Вы 16 лет прожили в Испании. Почему приняли решение вернуться в Россию?

— Вернуться я мечтала уже на второй год, но ребенок ходил в школу, и там оказалась очень большая разница в программах. И выдернуть его оттуда, привезти сюда и заставить начинать все с нуля… Испанская программа просто ужасная.

— А все клянут российскую систему образования…

— Что вы! Вы даже не можете себе представить тот чудовищный уровень образования! Когда Сашка окончил школу (сейчас ему 26), то я уже тогда била копытом, но в ту пору встретила Джорди, и мне надо было сделать так, чтобы в его голову пришла мысль: надо ехать в Россию. И мой муж принял решение: в Россию.

— Ваш испанец здесь не мерзнет?
— Во-первых, он каталонец, во-вторых, ему очень нравится, что здесь настоящая зима. И он такой тут настоящий русский бородатый мужик, водки любит выпить, мечтает через год получить российское гражданство, работает в русской компании, анекдоты на русском рассказывает. Прекрасно говорит по-русски. Он — любовь всех продавщиц в нашем районе. В магазинах мне говорят: «Твой-то сегодня приходил за картошкой, без шарфа простудится». Когда он приезжает в Испанию, начинает рассказывать о плюсах проживания в России — и находит этих плюсов все больше.

На самом деле это только так кажется, что хорошо там, где нас нет. Но когда ты пожил в той же Испании, понимаешь, что жить лучше здесь. Не потому, что где родился, там и пригодился. А с точки зрения социальных благ, которых в Испании не дождешься, не допросишься. И менталитет совсем другой.

                                                                                                          6

— Вы ведь работали с Монтсеррат Кабалье. А кто вам больше помог в профессии: Кабалье или мама?

— Кабалье, конечно. Потому что мама была против того, чтобы я пела, а Кабалье пригласила меня заниматься, потом стала брать меня в свои спектакли, а потом «свободное плавание» уже было без всех. Если ты поешь плохо и на тебе нельзя сделать деньги, то, соответственно, тебя и не возьмут. А меня брали.

Где-то года через полтора после моего отъезда в Испанию мама сказала, что она несколько погорячилась, что не хотела видеть меня певицей. Мы пели с ней в Венгрии, в Испании, пока я там жила. Там на оперном фестивале местные нас с ней звали «сантос Эленас де лос гатос» — «святые Елены кошачьи». Потому что за нами ходила толпа озверевших котов, и мы их кормили с завтраков, обедов и ужинов. Испанцы говорят нам: «Когда вы уезжаете, они как будто рассасываются, их нет». Потом проходит год, и все знают: как только Елены приедут, коты со всех окрестных гор и деревень сбегутся. Они были дикие, на руки не давались. Мама идет по деревне — за ней штук 20 строем. Среди моих котов у мамы был один ушастый любимец — так вот, когда она к нам приезжала, он у нее кофе подворовывал. Поначалу она удивлялась: «Это ты мой кофе выпила?» — «Ну как я могу его выпить, если я его вообще не пью». И все последние концерты мы практически вместе пели — объездили практически всю Россию и ближнее зарубежье.

— Владимир Кехман, худрук и директор Михайловского театра в Петербурге, первый пригласил вашу маму возглавить оперу…

— Еще до болезни, когда мама поняла, что она не может петь все то, что пела раньше, — в этот момент как раз пришло от него предложение сначала стать худруком, потом советником. Это ее тогда очень поддержало. Это ей дало возможность ставить оперы, помогать молодым осваиваться на сцене, чаще бывать в Петербурге. В Лейпциге, в клинике, она мне сказала: «Ленка, если бы не Кехман, не знаю, что бы я делала?» Мама очень болела, последние полгода она практически ничего не пела, а Владимир Кехман продолжал ей платить зарплату.

Когда он звонил ей в Лейпциг, они общались трогательно-грубовато. «Мамочка, ну ты как?» — «Папочка, вот плохо, сегодня тяжко. Скажем дружно...». — «Не переживай, если что, мы тебя похороним». Хоронить не хоронил, а поминки делал он, оплатил всё. Казалось бы, на этом миссия его выполнена, но он мне звонил, поддерживал, вызвал в Питер, предложил работу.

— Петь? Или должность?

— Он пригласил меня советником. И мамины друзья продолжают звонить и предлагать помощь. И это люди, которым я ничего дать не могу, но они очень любили маму: Сергей Осинцев с женой (мама была крестной матерью их дочери) или Татьяна Котегова — дизайнер всех маминых платьев… Хочет, чтобы я их все забрала.

                                                                                                                            7

— Елена Васильевна была красавицей. Болезнь уничтожила красоту?

—Маму болезнь изменила очень сильно.. Наше отношение к ней это не поменяло никак. В реанимации я ее целовала, говорила: «Ты моя девочка, самая красивая на свете». И в этот момент я подумала: может, со стороны это выглядела абсурдно, фальшиво, но для меня она была самой замечательной, самой красивой. На нашем сестринском совете мы решили, что прощаться люди будут с той, кого они помнят.

Она просила, чтобы не было на похоронах никаких речей, траурных маршей, пафосных памятников. «Я хотела бы, чтобы меня вспоминали смешными историями, анекдотами, и чтобы вы чувствовали, что я во всей этой компании участвую».

— Какой она хотела памятник?

— Она не хотела памятник — хотела крест. «Пусть ничего не давит», — сказала она мне. Я сделаю крест, посажу сирень — любимые ее цветы.

Знаете, за прошедшие после смерти 29 дней она сделала конкретно и для меня, и для некоторых других наших друзей много, и это ясно показывает, что она не только про нас помнит, но что никуда и не собиралась уходить. Просто у нее появились другие возможности.

— Вы меня заинтриговали. Что же она такого сделала за эти 29 дней?

— Скажем, полтора года мы не могли поймать Илзе Лиепу: моя дочка занимается балетом, и мы очень хотели попасть в ее школу. «Мы сейчас позвоним Илзочке, — говорила мама, — найдем ее, попросим». Но не найти Илзе: то телефон потеряли, то еще что-то. А дней десять назад у меня интервью на радио — по коридору навстречу идет Илзе. Или когда я была маленькой, просила у родителей брата или сестру. Я считаю, что очень сознательно Елена Васильевна две последние недели своего пребывания на этой земле в состоянии комы дала мне двух сестер — Любу Рощину и Олю Балашову. Когда она уходила, они держали ее за руки, и я абсолютно точно знала, что они мои сестры.

Единственное, что на меня свалилось неожиданного, — ответственность. И сейчас получается, что надо быть главой клана, а из меня глава клана... Но раз мама сказала «надо» — значит, надо. Еще осталось четыре собаки (той-пудели), бегают вот теперь по даче. И рыбы остались — карпы у нас там живут японские: летом в водоеме, а зимой — в аквариумах. Карпов штук девять…

— Чем же японские от наших отличаются?

— Они цветные и больше наших. При этом умненькие, живут очень долго, плодятся все время. Еще сомики там есть — они чистят аквариумы.

Каждое утро у меня начинается очень интересно — я просыпаюсь и говорю: «Ну, мама, что сегодня будем делать?» У меня нет ощущения, что ее нет. Может, потому, что я привыкла в реанимации разговаривать с ней, не ожидая ответа вслух. И Кехман мне сказал, что он с ней разговаривает и советуется до сих пор.

Знаете, я до сих пор не могу плакать по ней. Я плакала дважды: один раз во время прощания в Большом театре, но не из-за нее. А когда мы вышли из театра, стояла толпа, которая не успела войти с ней проститься. И люди стали отдавать мне цветы, через полицию тянулись: «Возьмите цветы для вашей мамы!» — и жали мне руку, вот тогда я заплакала от такого количества людской любви. А второй раз я заплакала, когда нам позвонили и сказали, что в одной газете будет мамина фотография в больнице. Было воскресенье, мы пытались найти главного редактора, нашли его, и я сказала: «Если это будет опубликовано… Лучше не надо этого делать». В общем, фотография была снята. Вот тогда я заплакала, но не по маме, а от обиды: до чего же можно дойти! Ведь мама рассчитывала на порядочность того, кто фотографировал ее в больнице.

Знаете, у меня есть уверенность в том, что все там у мамы хорошо. Она была взята в такую огромную любовь, что плакать о ней не получается. Можно огорчаться, что тебе ее лично не хватает. Но не заплакать мне никак.

Марина Райкина

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26737 от 9 февраля 2015

0

123

http://se.uploads.ru/t/X0hEH.jpg
0.02.2015

Елена Макарова продолжит дело Елены Образцовой

Елена Макарова, дочь Елены Образцовой, стала советником генерального директора Михайловского театра Владимира Кехмана.

Елена Макарова: «Теперь главная цель моей жизни — продолжить дело моей мамы. Она просила меня об этом, и я дала ей слово, что положу все силы, чтобы дорогие для нее проекты продолжались после её ухода. Международный конкурс вокалистов Елены Образцовой и, в особенности, Международная академия музыки Елены Образцовой — это то, о чем она заботилась до последних дней и что помогало ей бороться с болезнью».

Владимир Кехман, генеральный директор Михайловского театра: «Елена Макарова, благодаря маме, досконально знает оперный мир, свободно говорит на пяти языках. Она будет участвовать в международной деятельности Михайловского театра, и у нас уже есть конкретные планы. В июле мы проведем на нашей сцене концерт в честь Елены Образцовой с участием выдающихся оперных артистов, и Елена Макарова будет курировать этот проект».

• Елена Вячеславовна Макарова — певица, меццо-сопрано. Дочь Елены Васильевны Образцовой. Училась в государственной классической академии им. Маймонида, после третьего курса уехала учиться у Монсеррат Кабалье. С 1996 года жила в Барселоне. Вернулась вместе с семьей в Россию в 2011 году.

• Ведет активную концертную деятельность. Пела в Испании, Италии, Франции, в том числе вместе с Монсеррат Кабалье. Неоднократно участвовала в концертных программах вместе с Еленой Васильевной Образцовой; география их совместных выступлений — Россия от Краснодара до Благовещенска, Европа от Латвии до Испании.

• Елена Макарова участвовала в мастер-классах Елены Образцовой, читала лекции, занималась с молодыми вокалистами иностранными языками и стилистикой.

• Елена Макарова замужем. Ее муж каталонец Джорди Боск Маса, инженер. В настоящее время подал документы на получение российского гражданства. В семье двое детей: сыну Александру 26 лет, дочери Элиа 4 года. Дочь начинает учиться балету.

0

124

0

125

+1

126

Дорогая Гксюша! Вчера в 40 теме Вы выложили ссылку на Нескучную классику с М. Гулегиной и Р. Виктюком. Нашла на тюбике. С Вашего позволения!

И еще две передачи с Еленой Васильевной!

+1

127

http://cdn5.img22.ria.ru/images/17642/91/176429166.jpg
Сегодня сороковины Елены  Васильевны Образцовой

http://s61.radikal.ru/i173/1008/4a/060d15ffc064.jpg

0

128

Ув. Gella! Какая потрясающая фотография! Настоящая королева! Светлая память!

0

129

Смотрю в 17.40 Культуру и плачу!
Не уберегли Святую Елену! Светлая ей память!

0

130

Сегодня исполняется 40 дней, как ушла из жизни народная артистка СССР Елена Образцова. «КП» вспоминает великую оперную певицу вместе с ее дочерью Еленой Макаровой

- В сентябре в Петербурге должен открыться Международная Академия Музыки Елены Обрацовой, с которой она связывала большие надежды. У нее была своя программа и свой метод преподавания, которые она планировала там реализовать. Насколько эти планы теперь осуществимы?
- Много лет мама добивалась этой Академии. Ее коллеги открывали свои школы, академии... И только ей то не давали землю под строительство, то не давали здания. Это тянулось годами, что очень обижало маму. В итоге, не в Москве, а в Питере все-таки нашлось помещение рядом с Гостиным двором на Невском проспекте. Сейчас начинается период согласований, написания учебных программ и вообще впереди горы бумажной, но творческой работы. Не знаю, насколько мы успеем с открытием в августе, хотя, конечно, очень хотелось бы хотя бы Малую Академию для талантливых ребятишек. Надеюсь, все, что она задумала реализуется. В этом году обязательно пройдет юбилейный 10-й конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой. А в следующем году пройдет еще и детский конкурс.
- Судя по количеству дел, которыми занималась Елена Образцова, у нее действительно были грандиозные планы. Насколько неожиданным был ее уход?
- О том, что мама борется с тяжелой болезнью, знали немногие. Полтора года назад ей поставили диагноз: начальная стадия лейкоза. Тогда врачи сказали, что надо делать пересадку костного мозга. Но мама ответила: «Нет». Она хотела работать, петь, хотя и понимала, чем может закончиться ее отказ от операции. Но взвесив все «за» и «против», решила, что пока возможно, она будет жить нормальной жизнью и заниматься любимой работой. У нее было много концертов, она играла в театре. До ее болезни, мы приезжали с одних гастролей, и сразу упаковывали чемоданы, чтобы ехать на следующие. Ее держала работа. Наверное, при другом отношении к профессии, она бы не стала тем, кем она была...
А летом случился рецидив, несколько месяцев она провела в Центре гематологии в Москве. На фоне лейкоза началось воспаление легких. Ее спасли наши врачи и снова зашел разговор об операции, которую надо было делать в университетской клинике Лейпцига, лучшей клинике, где лечат лейкоз у пожилых людей. Да и с донорскими клетками в Германии ситуация лучше, чем в России. И снова она сказала, что подумает... Это было ее право, ее выбор.
И только после очередных анализов, когда ей сказали, что в Лейпциг надо ехать завтра, она согласилась.
- Возможно, она боялась операции...
- Она вообще ничего не боялась. Часто говорила: «Бог не любит боязливых. Как я могу бояться, если я верующий человек».
Благодаря Правительству Российской Федерации, которое полностью оплатило ее лечение, вопрос с немецкой клиникой был решен в течение одного дня. В Лейпциге врачи сделали все, что могли. Но, к сожалению, это заболевание коварно и непредсказуемо. 30 декабря маме сделали пересадку костного мозга, а на следующий день на фоне проснувшегося сепсиса (накануне трансплантации иммунную систему пришлось «убить», чтобы не было отторжения донорской ткани) наступило ухудшение. Врачи ввели ее в искусственную кому. И уже вывести из нее не смогли. Из-за заражения крови начали отказывать внутренние органы. Этот процесс остановить было невозможно...
- В последние годы вы много выступали вместе с мамой. С ней было легко на сцене?
- У нас были совместные концертные программы, мы пели в оперных спектаклях. На сцене с ней было легко, она была хорошим партнером. Но с ней трудно было в процессе репетиций, подготовки программы. Мама была очень требовательной.
- Поэтому в свое время в учителя вы выбрали Монтсеррат Кабалье, а не Елену Образцову?
- Я никого не выбирала, так случилось. Монтсеррат Кабалье меня пригласила к себе учиться, когда я закончила третий курс Московской консерватории. Я с детства мечтала стать певицей. Но после школы поступила на журфак МГУ. Это был не столько мой выбор, сколько уступка родителям. Мама была убеждена, что до 19 лет, пока окончательно не сформируется организм, девушке не нужно идти в консерваторию. Скорее всего, это была ее уловка, чтобы меня от этой мысли отвадить. И уговорила поступать на журфак, поскольку считала, что я неплохо пишу. Но в итоге журфак я бросила и поступила туда, куда и стремилась - на вокальное отделение консерватории. А когда начала учиться у Монтсеррат Кабалье, приезжала в Москву только сдавать экзамены. Через год обучения мама услышала меня и наконец признала, что, наверное, поторопилась отправлять меня на журфак.
- Еще в советские времена Елена Образцова одна из первых оперных певиц стала самостоятельно, а не с театром, выезжать на гастроли за рубеж. Как думаете, почему западные импресарио приглашали ее чаще других?
- Приглашали не только маму. На гастроли выезжали Владимир Атлантов, Евгений Нестеренко, Тамара Милашкина, Юрий Мазурок... В тот период они были лучшими в своем репертуаре, безотказными, жадными до работы. Они могли быстро влиться в новые постановки и выучить партию в сжатые сроки. Без высокой работоспособности в этой профессии делать нечего. Дело ведь не только в таланте. Петь на оперной сцене - это большой физический труд и зависимость от двух маленьких связок. За спектакль можно потерять до нескольких килограммов. И всегда, все время надо учиться, читать, слушать музыку, ходить в картинные галереи, изучать историю, литературу той эпохи, в которую тебе предстоит перенестись. Мама привозили с гастролей огромные альбомы по живописи. Изучала их в том числе, когда готовилась к своим ролям. Очень много читала, до последнего дня занималась. Она никогда не думала о карьере. Она хотела петь, выражать свои эмоции, чувства через голос. Для этого необязательно было выступать в «Ла Скала» или Метрополитен-опера. Она с тем же вдохновением пела на маленьких сценах.
- Был период, когда ваши отношения с мамой разладились. Ваши родители расстались. Вы заняли сторону отца. Елена Образцова вышла замуж за дирижера Альгиса Жюрайтиса. Кто сделал потом шаг навстречу?
- Мне было 16 лет, когда родители развелись. На мой тогдашний взгляд, у меня была идеальная семья и вдруг оказалось, что она не настолько идеальна. Поэтому для меня мир разделился на «до» и «после», на тех, кто виноват и тех, кто не виноват. Отца обвинять было не в чем. Он посвятил свою жизнь маме, тому, чтобы она могла петь, взял на себя все хлопоты по хозяйству, заботы обо мне. Мама часто была на гастролях. Но папа меня так воспитывал, что мне хватало даже немного общения с ней. У меня было ощущение, что я живу в очень счастливой семье. Когда мама решила с отцом развестись, любой человек, наверное, в той ситуации занял бы позицию, которую заняла я. Три года мы с мамой не виделись, не разговаривали. Как она это выдержала, я до сих пор не могу понять. Но постепенно отношения наладились. Главным образом благодаря отцу. Он до последнего дня сохранил уважение к маме, хотя у него уже другая семья и после развода они почти не общались. Когда мама умирала в больнице, мы с отцом созванивались каждый день. И он очень тяжело переживал ее уход.
Но на самом деле мне кажется, что за 30 лет, прошедших с развода моих родителей, моя мама спела сыграла и сделала столько, что это с лихвой должно было бы перекрыть этот странный интерес к событию столь далекому и глубоко личному. А спрашивают почему-то все еще про это. А не про тридцать лет прекрасной, полной находок, удач, радости творчества музыкальной жизни. Обидно.

Всего два месяца назад Елена Васильевна дала концерт в Большом театре. Свой последний концерт. Но тогда этого никто не мог предположить. Это был юбилейный и праздничный вечер к ее 75-летию, которое актриса отметила в июле. Елена Васильевна пела партию графини из «Пиковой дамы». Наверное, она уже неважно себя чувствовала. Ей помогли выйти на сцену. Усадили в парадное кресло. А сцена, как известно, лечит. Вместо запланированной одной партии, она на бис исполнила еще несколько. Зал не давал ей уйти. Как будто бы чувствовал, что слушают этот завораживающий голос лучшей Кармен всех времен, великолепной Амнерис и таинственной Графини, в последний раз (читайте далее).
Елена Образцова завещала дочери: Ленка, когда помру, сделай так, чтобы всем было не грустно
Прощание с Еленой Образцовой проходило на Исторической сцене Большого театра. Играл симфонический оркестр. Над сценой звучал ее великий голос. Весь зрительный зал до верхних ярусов был заполнен публикой, которая несла актрисе цветы. На гражданской панихиде выступали официальные лица: Ольга Голодец, Владимир Мединский, Михаил Швыдкой, Александр Жуков, коллеги певицы: Иосиф Кобзон, Тамара Синявская, Маквала Касрашвили, Александр Ширвиндт, Николай Цискаридзе. Многие говорили, что Елена Обрацзова была лицом и голосом русской оперы. Еще студенткой она вышла на эту сцену. А последний раз ей аплодировали здесь всего два с половиной месяца назад. Вспомнили ее грандиозный дебют в Метрополитен-опера в середине 70-х, когда зал рукоплескал ей стоя больше десяти минут. А потом было ее восхождение на лучшие оперные площадках мира. Ее именем назвали планету, хотя Образцова и есть планета, целый космос, который вмещал беззаветную преданность профессии, огромную любовь к жизни, искрометный юмор, талант дружбы, преданность ученикам.

+1

131

Вот что я нашла,

Елену Образцову называли монашенкой

ОПЕРНАЯ примадонна — статус, непоколебимый временем. Как в XIX веке поэты падали к ногам голосистых красавиц, так и в XX поклонники засыпают цветами оперных див. Елена Образцова давно носит титул оперной примадонны. А недавно она стала актрисой, сыграв в спектакле Романа Виктюка «Антонио фон Эльба» семидесятилетнюю женщину, которую бросил молодой любовник. Что думает о любви сама Елена Образцова?

HAC ПОВЕНЧАЛА ОПЕРЕТТА

— Вы влюбчивы, Елена Васильевна?

— Нет, нет. В Консерватории меня называли монашкой. До двадцати шести лет я вообще ни разу не влюблялась, думала, что так и останусь старой девой.

— Честно говоря, в это трудно поверить.

— Правда-правда. Я училась в Консерватории, очень много занималась, для меня существовала музыка и только музыка. Потом я полюбила, вышла замуж за физика-теоретика и счастливо прожила в этом браке семнадцать лет. Мой муж, Слава Макаров, очень меня любил и был мне настоящим другом, даже наставником, я бы сказала.

— И в профессии тоже?

— Ну да, он пытался. Слава — сильный человек, он постепенно полностью подчинил меня своей воле. Все должно было происходить так, как он хотел. Я потеряла из-за этого много друзей.

— И вам захотелось освободиться?

— Может быть, подсознательно… Но о разводе я не помышляла и уж тем более не думала, что уйду к Альгису.

— В своих интервью вы почти ничего не рассказывали о романе с Альгисом Жюрайтисом, хотя в Большом театре об этом ходят легенды. По-моему, никто тогда не понял, что произошло.

— Повенчала нас оперетта. Помню, я уезжала на гастроли в Италию, Альгис предложил мне спеть оперетту. Я сказала: «Замечательно, я вернусь, и мы споем». А когда вернулась, он мне объявил: концерт оперетты мы даем через три дня. У меня был обморок, почти припадок, потому что я еще не начинала готовиться, а петь надо на языках оригинала — по-французски, по-немецки. Немецкого я вообще не знала… Пришлось поставить ноты и читать с листа. Отказать ему я не смогла — он так растерянно и беспомощно на меня посмотрел, что мне ничего не оставалось делать, как только спеть этот концерт. И вот эта оперетта нас с ним соединила. В первый же вечер в зале стали говорить, что мы влюблены друг в друга. Это было похоже на электрический разряд, как будто молния между нами проскочила.

В моей жизни был еще один подобный случай. На конкурсе Чайковского я в первый раз увидела Марию Каллас, мы познакомились. Много лет спустя, когда она уже забыла о моем существовании, мы встретились в Париже, в «Гранд-опера». Я вошла в ложу, нас представили друг другу — помню, как меня поразили ее огромные страдающие глаза. Мне уже было известно, что у нее не все в порядке с голосом — она тяжело переживала разрыв со своим возлюбленным, Онассисом, который только что женился на Жаклин Кеннеди. Я села рядом с ней, наши коленки соприкоснулись, и словно ток прошел — она его тоже почувствовала, удивленно на меня посмотрела. И вдруг сказала: «Я люблю его. И очень, очень страдаю». И стала быстро говорить о своей любви, и как она переживает, что журналисты называют ее «брошенной подружкой богача Онассиса». И я много знаю, много помню, но никогда не соглашусь повторить услышанное.

— Когда в театре узнали про вас с Жюрайтисом, то умирали от любопытства.

— Да, у людей был шок. Все привыкли, что я очень скрытная и строгая и никогда не совершаю легкомысленных поступков. Мне говорили: «Ты с ума сошла! Зачем тебе Жюрайтис?»

— А вы встречались тайно?

— По улицам бродили, в машине ездили. Тяжелый был момент. Я боялась нанести травму дочери

— Лена заканчивала школу, мне хотелось, чтобы она спокойно сдала экзамены, поступила в университет. Однажды Лена мне сказала: «По-моему, Альгис тебя любит». Я отмахнулась: «Что ты глупости болтаешь!» Но она уже все поняла. И папе рассказала, хотя я от него не скрыла, что люблю другого.

— Как муж к этому отнесся?

— Переживал очень. Мы ведь любили друг друга.

— Уговаривал вас остаться, не уходить?

— Нет, это я просила его что-то сделать, чтобы сохранить семью.

— А что же тут можно сделать?

— Это верно. Но я как-то… Мне очень трудно было сообразить, что я должна уйти. Я помню свой концерт… Они сидели в зале оба. Одного я любила, а второго жалела. Душа разрывалась на части: с одной стороны, страшно было расстаться с семьей, а с другой — я уже не могла без Альгиса. Сейчас мы с Леной очень большие друзья, жить друг без друга не можем, но тогда я на два года ее потеряла. Она ушла с папой, не желала со мной видеться — это был удар, которого я не ожидала. Лена всегда была папина дочка — я ездила на гастроли, много времени проводила за границей, и ее воспитывал папа.

Я боролась за дочь. Звонила, выслушивала неприятные слова и опять звонила, потому что очень любила. Мне долго пришлось ей объяснять, что я не виновата, так бывает в жизни, я просто не могла поступить иначе. А потом Лена сама вышла замуж, разошлась, опять сошлась, родила сына и поняла меня — как женщина женщину.

— У нее тоже меццо-сопрано?

— Да, у нее колоратурное меццо. Я всегда была против того, чтобы она пела, потому что, когда мама и дочка поют, их сравнивают. Я знала, что сравнение будет не в пользу Лены, волновалась за нее. Но она хотела петь и своего добилась. Она живет в Испании, учится у Монтсеррат Кабалье, совсем недавно получила контракт в барселонском театре «Лисео», спела в «Лоэнгрине», у нее есть концерты. Сейчас мы с ней поем вдвоем, и я хочу сделать совместную поездку по России.

— Говорят, сначала мы своих родителей любим, потом судим, потом прощаем.

— Наверное, так и есть. Я за свою любовь дорого заплатила, но я не жалуюсь: у меня в жизни было много испытаний.

— Самое тяжелое из них, конечно…

— Смерть Альгиса. Он такой красивый был, добрый, спокойный. И все время разный. Засыпая вечером, я никогда не знала, с каким человеком проснусь утром. Разговорить его было непросто — очень замкнутый был человек, но когда он начинал говорить, я просто заслушивалась. Вообще-то он молчун был и любил одиночество. Сначала я никак не могла этого понять: в нашем женском представлении, если любишь человека, хочется быть с ним как можно больше. Альгис очень меня любил, но ему хотелось одиночества: уходил на лыжах в лес или уезжал куда-то далеко на велосипеде… Потом я поняла его, и жизнь у нас наладилась. Он открывался мне медленно, не сразу. Даже когда мы уже решили пожениться, все медлил, долго не хотел ко мне переезжать. Я была у него четвертой женой, он, видимо, боялся еще раз ошибиться. А может быть, никак не мог расстаться со своим домом. Альгис жил тогда на даче, в Переделкино. Когда я первый раз к нему пришла, подумала: «Вот ужас!» Книги стопками до потолка, всюду бумаги, ноты, карандаши, сесть некуда. Ел он всегда на кухне, стоя и глядя в окно. А под окном собаки с кошками собирались, смотрели на него. Говорю: «Давай, я у тебя уберу». А он как закричит: «Не трогай, я потом ничего здесь не найду, а так я знаю каждую бумажку». Очень было смешно. Постепенно стали переезжать ко мне его книги, пластинки, потом какая-то одежда переехала, и, наконец, он сам у меня остался.

— А как же свадьба?

— Никакой свадьбы у нас не было, мы просто пошли и расписались, позвали сына Альгиса — Лешу и мою ученицу Леночку Школьникову, тихо отпраздновали. Мы не собирались этого делать, но в те годы ведь нельзя было вместе ездить, если вы не муж и жена, а мы хотели приезжать друг к другу на гастроли. Первый раз мы встретились с ним в Японии. Альгис улетел туда с балетом Большого театра, а у меня была гастрольная поездка с концертами. Самолеты из России в Японию в тот момент не летали из-за какого-то международного скандала, и я добиралась чуть ли не сутки, на перекладных, через Северный полюс. Прибыла в Токио: Альгиса еще нет, он должен приехать только на следующий день. Ждать я не могла, побежала брать билет на рейс Токио — остров Кюсю. Меня остановили кагэбэшники: «Куда это вы?» Я им: «Лечу дальше». — «Нет, вы останетесь здесь». Я говорю: «Если даже вы все ляжете ничком на полу, я через вас переступлю и поеду». И улетела на остров Кюсю. Альгис никак не ожидал меня увидеть. Звоню ему из аэропорта: «Я лечу к тебе».

Он удивляется: «Зачем? Ведь я же завтра буду в Токио!» «Наверное, ты меня не любишь, — говорю, — раз можешь ждать до завтра». Вся балетная труппа была шокирована, когда наутро я вместе с ним вошла в самолет.

Потом, помню, тоже в Японии… я сидела в номере, ждала его звонка и так рванулась к телефону, что сломала палец на ноге. В четыре часа ночи меня увезли в больницу, наложили гипс — смешной такой голландский сапожок, — и все концерты я пела в инвалидной коляске. Альгис меня в этой коляске возил по гостинице, по магазинам, а нога кверху торчала.

— Вы сильно изменились, выйдя за него замуж?

— Да, я стала мягче, у меня все эмоции проснулись, потому что я жила в ласке. Я даже поссориться с ним не могла. Альгис очень любил мои руки, не было дня, чтобы он не сделал мне массаж и не перецеловал их. Когда мы ссорились, я сердилась: «Не трогай меня!» А он говорил: «Но они же не виноваты!» — и показывал на мои руки. И я все прощала.

— А у Альгиса были поклонницы?

— Да, он всегда со спектакля приносил цветы. Я его чуть-чуть ревновала, хотя никогда ему об этом не говорила.

— Он был героем страшного числа романов, женщины его любили.

— Это правда, но он был человек очень набожный и многого себе просто не позволял. Он очень следил за собой, за своим здоровьем, каждое утро полтора часа занимался йогой. Я думаю, даже если б загорелся дом, он все равно доделал бы свои упражнения, прежде чем бежать тушить пожар. Сначала мне не позволялось смотреть, как он стоит на голове, а потом я была допущена и даже пыталась заниматься с ним, но быстро отказалась — слишком сложно. Еще он очень любил сидеть на солнце. В апреле, когда оно только-только начинало теплеть, Альгис выносил в сад шезлонг и часами загорал. Поэтому всегда был коричневый, как индус.

Я долго приучала его модно одеваться. Он почему-то всегда носил то, что было ему тесно, но постепенно привык к красивым вещам, вошел во вкус и стал шикарным мужчиной. Одна газета даже назвала Альгиса «одним из самых элегантных мужчин XX века». Ему нравилось привозить мне подарки — какие-то шарфы, туфли, кольца. И цветы, конечно. Альгис очень много цветов мне дарил. А иногда он приходил домой и сообщал: «Сегодня я «Жизель» играл для тебя». И все адажио в «Лебедином» были для меня, я это знала. В антракте Альгис обязательно шел мне звонить, и это тоже был подарок. А я, когда могла, старалась заглянуть в антракте к нему в дирижерскую комнату. Он лежал на диване в черных брюках и белоснежной рубашке, лицо у него было одухотворенное, и я его в эти минуты очень любила… В доме у нас всегда было шумно. Наша помощница Аня, украинка, говорила: «Ой, у вас народу — ну как у Китае!» Мы редко оставались вдвоем, и такие вечера я очень любила. Альгис ставил ноты и садился музицировать. Я сидела где-нибудь в дальнем углу, как мышонок, потому что при мне играть он отказывался. Хотя он и закончил фортепианный факультет — смущался.

ПОСМЕРТНАЯ ПРЕМЬЕРА

А потом начался этот страшный год… Альгис заболел, я упала на сцене, сломала руку, после этого нашу квартиру обворовали, и через месяц-полтора не стало Альгиса. И все это подряд, не знаю, как я выдержала. Чтобы не сойти с ума, я сделала такие контракты, чтобы все время уезжать. Почти два года не была в Москве, сейчас приходится входить в жизнь заново. Трудно привыкать жить без него. Сначала я не могла видеть дирижеров. Как только выходила на сцену, в горле появлялся комок. Потом я какие-то произведения не могла слышать. Альгис хотел новый сезон начать с «Аиды». А я уже знала, что он умирает, но ему не говорила. После смерти Альгиса я нашла томик Тютчева с подчеркнутыми его рукой стихами и поняла, что он переживал в то лето. Те строчки мог отметить только глубоко больной и знающий о своей близкой кончине человек. «Аиду» мы сыграли в его память, я через силу спела этот спектакль, в глазах стояли слезы…

— Вам кто-нибудь помог тогда?

— Да, у меня много друзей, они звонили со всего света, выражали соболезнование. Перед смертью он предупредил: «Пожалуйста, не вздумай выставить меня в Большом театре. Я не хочу». Поэтому мы отпевали его в церкви Большого Вознесения, где венчался Пушкин. Я похоронила его там, где он просил — не в городе, а в поле, недалеко от нашей дачи. И потом, на поминках, народу было столько, что негде было сесть, для меня это стало неожиданностью, потому что он все время твердил: «Меня не любят, меня не любят».

— В театре?

— Да. Но оказалось, что его любили. Я думаю, что он, быть может, не ушел, если бы знал об этом.

http://gazeta.aif.ru/_/online/sv/96/sv35_08

0

132

Дорогие мои, историческое событие произошло 20 февраля. 40 дней тому назад от нас ушла Е.В. Образцова.

0

133

0

134

0

135

0

136

+1

137

0

138

Спасибо, ГКСЮША, за видео Снежаны Юрченко и Валентина Гафта. Опустела планета, опустела Земля без Елены Васильевны, и все звезды ей свою нежность дарят: только жить нам без нее не несколько часов, а всю нашу жизнь. Прилетает она к нам только тогда, когда мы смотрим ее интервью, концерты, слушаем ее дивный голос. Такая трогательно робкая в жизни вне сцены, с таким восхищением отзывающаяся о своих сценических партнерах, словно она их трепетная поклонница, а не равная им. На сцене она совсем другая. Словно вся ее обычная жизнь только для того, чтобы вобрать, растворившись в земной красоте и величии, а потом, на сцене, выплеснуть мощь итальянских багровых закатов и нежность русских березок. Не могу наслушаться как она говорит. Даже не знаю, как объяснить, с каким-то вкусным ленинградским говорком, так говорила моя тетя-ленинградка с Моховой, горячо любимая, тоже уже ушедшая. Слышу и ее в голосе Елены Васильевны. Может быть их увозила одна машина по льду Ладоги, по Дороге Жизни... Ленинградки, блокадницы, теперь их дорога Жизни Вечной... "А ты все летишь, и тебе дарят звезды свою нежность..." Спасибо Вам, что солнечным лучом в окне мелькнули, что дали возможность пройти, с замиранием сердца, по краешку Вашей судьбы...

Отредактировано Гала (2015-02-24 23:50:29)

+1

139

24.02.2015 на канале Россия К прошла передача Наблюдатель, посвященная Памяти Елены Образцовой.
Гости в студии Маквала Касрашвили, Дмитрий Бертман, Наталья Игнатенко.
Ведущая Фекла Толстая.

0

140

http://se.uploads.ru/t/l291x.jpg

Вечер памяти Елены Образцовой

26 февраля в 19.00 в Мемориальной усадьбе Ф.И. Шаляпина (Новинский б-р, 25-27) состоится вечер памяти великой оперной певицы Елены Образцовой. В мероприятии, подготовленном Музейным объединением им. М.И. Глинки и Фондом Елены Образцовой, примут участие известные деятели культуры и искусства.

Среди приглашенных: народные артисты СССР Тамара Синявская, Маквала Касрашвили, Зураб Соткилава, Вера Васильева, народный артист России Дмитрий Бертман, заслуженный деятель искусств РФ Михаил Брызгалов, директор фонда Е.В. Образцовой Наталья Игнатенко и др.

Ведущая мероприятия - дочь Е.В. Образцовой - Елена Макарова, певица, ученица Монсеррат Кабалье. Елена в последнее время много выступала с матерью в камерных концертах. На этом вечере она споет в память самого близкого человека, подарившего ей не только жизнь, но и секреты профессии оперной артистки.

Гостям вечера будет представлена уникальная возможность увидеть видеозаписи, запечатлевшие одно из последних появлений Елены Васильевны на публике. В октябре 2014 года певица присутствовала на открытии выставки, посвященной ее юбилею в Мемориальной усадьбе Ф.И. Шаляпина. Тогда, став первым посетителем, она с удовольствием и ностальгией рассматривала дорогие своему сердцу вещи, ставшие экспонатами. Это афиши и программы выступлений, эскизы декораций, грампластинки и диски, книги, посвящённые певице, её награды (в том числе, премии «Золотой Верди» и «Русский национальный Олимп»), театральные и концертные костюмы (в репертуаре Е. Образцовой около 40 партий). Сценические образы, моменты репетиций и жизни закулисья в работах известных фотографов В. Генде-Роте, Л. Педенчук, С. Хенкина, А. Степанова и на любительских снимках, видеозаписи фрагментов из опер, концертов, телевизионных фильмов и драматических спектаклей. Все это увидят и посетители вечера памяти Е. Образцовой. Для остальных поклонников таланта Елены Васильевны выставка, которая вместо юбилейной стала данью памяти великой певицы, будет открыта до 1 марта.

Также уникальные кадры любительской видеосъемки представят  фрагменты концерта Елены Васильевны в Доме-музее Ф.И. Шаляпина, который состоялся в 2006 году.

В рамках вечера памяти состоится концерт, в котором примут участие Ольга Балашова (меццо-сопрано), лауреат международных конкурсов Елена Макарова (меццо-сопрано), солист театра «Геликон-опера», лауреат международных конкурсов Михаил Давыдов (баритон), солистка театра «Новая опера», лауреат международных конкурсов Юлия Меннибаева (меццо-сопрано), лауреаты Международного конкурса юных вокалистов Елены Образцовой Эльмира Караханова (сопрано) и Никита Воронченко (баритон), дипломант Международного конкурса камерной музыки Елены Образцовой памяти Кончиты Бадиа Татьяна Барсукова (сопрано). На вечере прозвучат произведения русских классиков, особо любимые великой певицей.

0

141

0

142

0

143

Видеозапись концерта памяти Елены Образцовой в Малом зале Московской консерватории "PRIMA DONNA", 8 февраля 2015 года
http://youtu.be/Ts4Hxemmf2E

+1

144

Ув. Наталья Леонидовна, с Вашего позволения.

0

145

Спасибо, ГКСЮША, я сама не умею :(.

0

146

15 марта  2015 г., в 17.00

  В Московской Государственной картинной галлерее Народного художника СССР 

           Александра Шилова состоится вечер памяти Великой певицы 

                             Елены Васильевны Образцовой.      

                 

                                  В программе принимают участие:

Народная артистка России, Лауреат Государственной премии – Лариса Курдюмова (меццо-сопрано);

Народная  артистка России, солистка ГАБТа – Елена Школьникова (сопрано);

Заслуженная артистка России, Солистка ГАБТа –  Елена Околышева (меццо-сопрано);

Лауреат международных конкурсов и фестивалей – Ирина Брежнева (меццо-сопрано);

Лауреат международных конкурсов – Елена Макарова  (меццо-сопрано);

Заслуженный работник культуры РФ – Любовь Гордина (меццо-сопрано);

Лауреат международных конкурсов, финалист  конкурса «Большая опера» – Бадрал  Чулуунбаатар  (баритон);

Ансамбль «Русские виртуозы» Худ. руководитель, Заслуженный артист России – Дмитрий Царенко (балалайка);

Лауреат международных конкурсов – Вера Царенко (домра);

Лауреат международного конкурса – Никита Филаретов (бас);

Заслуженная артистка России – Наталья Голубева (ф-но);

Заслуженный артист России – Анатолий Спивак (ф-но);

Заслуженная артистка России – Татьяна Абрамова (ф-но);

Лауреат международных конкурсов – Ирэн Крупицкая (ф-но);

Лауреат международных конкурсов – Анна Крымская (ф-но);

Лауреат международных конкурсов – Денис Малахов (ф-но);

Программу представляет директор Фонда Елены Образцовой – Наталья Игнатенко;

      Экспериментальный Концертный театр-лаборатория  «Кантилена»

         Художественный руководитель ЭКТЛ «Кантилена» –  Любовь Гордина

              ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

  Предварительная продажа билетов  в кассе  Галереи Александра Шилова                              Стоимость входных билетов, включая просмотр картин  Галереи — 350 руб.

                            Адрес Галереи:  Ул. Знаменка, 5

                                       Проезд: м. Боровицкая

0

147

Культурный Центр Елены Образцовой
Санкт-Петербург, 20 - 29 марта 2015 года
МЕЖДУНАРОДНАЯ ТВОРЧЕСКАЯ ШКОЛА ВОКАЛЬНОГО МАСТЕРСТВА ЕЛЕНЫ ОБРАЗЦОВОЙ

http://se.uploads.ru/t/zYyqB.jpg

C 20 по 29 марта 2015 года в Санкт-Петербурге пройдет Международная Творческая школа вокального мастерства Елены Образцовой.
Школа проводится с целью совершенствования мастерства молодых певцов и обмена опытом работы между преподавателями вокала,
певцами, концертмейстерами, все занятия являются подготовительным этапом работы в Международной академии музыки Елены
Образцовой.

В программе школы:
- Мастер-классы солистки Метрополитен Опера Ольги МАКАРИНОЙ.
- Открытый мастер-класс «Опыт работы в Академии молодых оперных певцов Мариинского театра» художественного руководителя
«Академии молодых певцов Мариинского театра», Народной артистки России и Украины Ларисы ГЕРГИЕВОЙ.
- Мастер-класс доцента Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, Народного артиста Узбекистана, Народного артиста республики Северная Осетия-Алания Грайра ХАНЕДАНЬЯНА.
- Практические занятия «Итальянская и французская фонетика в вокальной музыке» доцента кафедры сольного пения факультета музыки РГПУ им. А.И. Герцена Дарьи МИТРОФАНОВОЙ.
- Практические занятия «Немецкая фонетика в вокальной музыке» ведущего концертмейстера Мариинского театра, Заслуженной артистки России Марины МИШУК.
- Открытый урок педагога вокала Ансамбля песни и танца им. И.О. Дунаевского Санкт-Петербургского Дворца творчества юных, Заслуженного работника культуры РФ Татьяны ЗИНЧЕНКО.
- Открытый урок преподавателя вокала Хорового училища им. М.И. Глинки Надежды МИХАЙЛОВОЙ.
- Открытый урок преподавателя вокала ДШИ им. П. Серебрякова Натальи БИРЮКОВОЙ
- Открытый урок заведующей отделением вокала Санкт-Петербургского музыкального училища им. Н.А. Римского-Корсакова, доцента Натальи СУХАНОВОЙ.
- Открытый урок доцента кафедры сольного пения Санкт-Петербургской государственной Консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, Заслуженной артистки России Галины КИСЕЛЕВОЙ.
- Открытый урок профессора кафедры камерной музыки Санкт-Петербургской государственной Консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, кандидата искусствоведения Анатолия КИСЕЛЕВА.
- Лекция-практикум «Сценическая речь и движение» педагога-репетитора Академии молодых певцов Мариинского театра, артиста театра и кино Александра МАСКАЛИНА.
- Лекция-практикум «Уроки актерского мастерства» Народной артистки СССР Ларисы МАЛЕВАННОЙ.
- Лекция-практикум «Как строить певческую карьеру» директора оперы Михайловского театра Ольги КАПАНИНОЙ.
- Лекция-практикум «Подготовка оперных партий в театре» дирижера Кристиана КНАППА (США), дирижера Мариинского театра
- Лекция «Сценический образ» ректора Академии русского балета им. А.Я. Вагановой, Народного артиста России Николая ЦИСКАРИДЗЕ.
- Лекция " Полюсы режиссерских эстетик в оперных театрах России и Европы" (с демонстрацией видео из оперных спектаклей) музыкального критика, редактора газеты "Консерватория", внештатного обозревателя газеты "Санкт-Петербургские ведомости", "Российской газеты", члена экспертного совета фестиваля "Золотая маска" Владимира ДУДИНА.
- Лекция-практикум «Охрана певческого голоса» фониатра Высшей категории, врача Городского фониатрического кабинета Мариинской поликлиники Юлии МАСЛЕННИКОВОЙ.

Заявка Участника мастер-класса предоставляется в Культурный Центр Елены Образцовой.
Участник мастер-классов получает уроки у преподавателей, во время которых ведется работа над произведениями по выбору участника, присутствует на уроках с другими вокалистами, а также имеет возможность участвовать в практических занятиях, посещать концерты в Культурном центре Елены Образцовой в этот период.
Количество индивидуальных уроков определяет сам участник мастер-классов и указывает в заявке.
Взнос за один урок мастер-класса - 5 500 рублей
Слушатель Творческой школы присутствует на всех мастер-классах, лекциях, практических занятиях.
Вступительный взнос для Слушателя Творческой школы - 3000 рублей.
Разовое посещение лекций и занятий школы (один день) - 300 руб.
Услуги концертмейстера во время работы на уроке-практикуме - 500 руб.

Все расходы, связанные с пребыванием в Санкт-Петербурге участники мастер-классов и слушатели Творческой школы несут сами.
Участники мастер-классов готовят нотный материал.
Разрешается фото и видео сьемка своих уроков.
Участники мастер-классов и слушатели приходят на уроки со сменной обувью.
Культурный Центр Елены Образцовой может помочь с бронированием проживания в случае, если это пожелание будет изложено в заявке.
Оказывается визовая поддержка иностранным участникам.
По завершении Творческой школы участникам мастер-классов и слушателям выдаются дипломы/сертификаты установленного образца, подтверждающие их методическую и практическую работу, посещение лекций, уроков во время проведения Международной Творческой школы вокального мастерства не менее 72 часа.
Заявки мастер-классов принимаются с 25 декабря по 15 марта, для составления расписания индивидуальных уроков.

Занятия проходят в концертном зале Культурного Центра по адресу:
Санкт-Петербург, Невский пр., д.65, 3 этаж.

Вопросы, уточнения и дополнительная информация по телефонам:
+7 (812) 575-50-38, 575-72-94
+7-931-242-79-61, Ирина Чернова, директор Культурного Центра Елены Образцовой
e-mail: elena@futures.ru

0

148

+2

149

Дорогой Незнайка, спасибо Вам за Вашу любовь к Елене Васильевне и за то, что делитесь ею с нами!
Низкий Вам поклон от всех нас!

0

150

0