Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Тема 32

Сообщений 811 страница 840 из 995

811

Добрый вечер уважаемые участники! Сегодня были на великолепной встрече с Николаем Максимовичем Цискаридзе! Впечатлений масса. Но к сожалению все фотографии у админа. Простите у нее неполадки с компьютером. Завтра все выложит. А кто может посмотрите в фэйсбуке то что она успела перед поломкой компьютера выложить. :flag:

+1

812

Ты вообще знаешь, что я балет ненавижу?

    -- Что?!

    -- Да, да. Ненавижу. Потому что это не мужская профессия. Потому что это не занятие для мужика, потому что оно обделяет. Потому что я не могу нормально прийти с работы, выпить пива, заняться нормальной половой жизнью, пойти на рыбалку, сделать что-то, чтобы получить удовольствие от жизни, а не от геморроя, который меня окружает. Не могу.


Зачем, зачем так насиловать человека? Что ж он так мучается вот уже не один год! Давайте ж, наконец, его освободим. Пусть забухает, поеб.....ться (а то ведь не хватает жен, любовниц, подруг) что там еще из набора удовольствий "нормального мужика"... а, морду побить. Ну, примерно это с ним и произошло, чем же он недоволен?


А мы тут все переживаем, как и почему падает уровень БТ, почему на сцене бордель, пиво и публичные женщины. Впрочем, достаточно посмотреть  на семью.

+1

813

Dans Nobles, сапсибо большое! Ждем с нетерпением подробных рассказов, впечатлений, больше фото. И , может быть, нам повезет, и видео кто-то писал. Очень хотелось бы.

0

814

Dans Nobles! Поделитесь, пожалуйста, Вашими впечатлениями, хотя бы кратенько.

0

815

Дорогие друзья, добрый вечер!  :flag: Начну с фоторепортажа, чтобы долго не томить вас ожиданием подробного рассказа, для этого нужно некоторое время, потерпите.. И простите за не очень качественные снимки. :blush:

http://s5.uploads.ru/t/hxX6j.jpg
http://s4.uploads.ru/t/AjoOF.jpg
http://s5.uploads.ru/t/6KSyZ.jpg
http://s4.uploads.ru/t/RPFq8.jpg
http://s5.uploads.ru/t/RbF6v.jpg
http://s4.uploads.ru/t/XuPyM.jpg

+4

816

yalouz, спасибо огромное за фото, спасибо! Терпеливо ждем продолжения. :)

0

817

А вот, кстати, еще одно интервью СФ 2008 года, которое безумно интересно читается с позиций сегодняшнего дня. И, там кстати, о Ратманском.

Большое интервью Сергея Филина
В конце апреля  я, как писала ранее, встречала с Сергеем Филиным, на предмет интервью для английского журнала Dance Europe. Встреча, как часто бывает в таких случаях, затянулась на два часа, а интервью вышло далеко за круг тех вопросов, который был очерчен потребностями и объёмом журнала. Поэтому мы договорились, что полное (но всё равно с купюрами) интервью я смогу опубликовать в своём блоге после того, как выйдет в свет печатное издание (июньский номер Dance Europe уже появился).

С 6 марта премьер Большого театра Сергей Филин занимает пост художественного руководителя балета Московского академического музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ).

                 - Означает ли это, что на этом твоя карьера танцовщика заканчивается?

                 - В июле заканчивается мое сотрудничество с Большим театром. Это не моё желание, а моё решение, которое я принял в связи с предложением и назначением на пост худрука театра Станиславского. До конца сезона я надеюсь появиться на фестивале, посвященном Марине Тимофеевне Семёновой, 8-го мая в бенефисе Цискаридзе. Танцевальная карьера может и будет иметь продолжение, но это не будет связано с серьёзным творческим процессом в Большом театре.

                    - Мог бы ты отметить самые яркие моменты своей карьеры танцовщика?

- Я нигде это красным фломастером не помечал, но, наверное, самое яркое событие в моей жизни то, что меня вообще взяли в Большой театр. Удивительно, но ровно 20 лет назад, в декабре 1987 года, когда я ещё учился в МАХУ, руководство театра Станиславского два часа меня уговаривало подписать договор, чтобы я стал артистом этого театра и танцевал здесь все спектакли. Мне обещали многое и сразу. Тогда я взял тайм-аут, чтобы подумать, а через две недели узнал, что Григорович берёт меня на работу в Большой театр, и тогда я отказался от предложения театра Станиславского. Но хочу сказать, что отношение к этому театру у меня было очень уважительное, это был один из тех театров, в котором я не просто хотел бы работать, а работал бы с удовольствием: он мне нравился своим репертуаром, атмосферой, которая в нем была. Те спектакли, которые я смотрел как зритель из зала, производили на меня бóльшее впечатление, нежели спектакли, увиденные мной в Большом театре и где-то ещё. Например, «Лебединое озеро» в театре Станиславского мне нравилось намного больше. И вот 20 лет спустя, в декабре 2007 года руководство театра Станиславского вновь пригласило меня, но теперь уже на должность художественного руководителя балета. Я опять взял паузу, хотя сейчас мы думали вместе – и я, и руководство театра, и в итоге принял решение.

Когда я уже работал Большом театре, первым событием для меня стало знакомство с Николаем Романовичем Симачёвым. Он удивительный человек, замечательный педагог, который не просто заставлял нас учить новые партии, а буквально бегал за нами с палкой: у него реально была в руке палка, которой он меня и Андрея Уварову бил по ногам для того, чтобы мы выжимали из себя максимум и понимали, что у нас нет дороги назад, и мы должны пробиваться вперед.

Второе значимое событие – это знакомство с Галиной Степаненко, которая сыграла  роковую роль в моей профессии. Она не просто начала учить меня и дала возможность работать с ней, она открыла те двери, которые были для меня закрыты. Благодаря нашей работе с Галей, я познакомился с  Мариной Тимофеевной Семёновой. На первых репетициях, которые я проводил с Семёновой, она доводила меня до слёз, и  я не хотел на следующий день идти в театр. То, что она  говорила, мне казалось, было достаточно, чтобы больше вообще не заниматься этой профессией. Когда она меня увидела, сказала: «Ууу, мальчик, вам сначала надо научиться стоять, потом надо научиться ходить, а когда вы научитесь этому, тогда мы с вами будем уже танцевать.» Это был сложный и тяжелый процесс, но знакомство с Галей Степаненко я считаю одним из самых важных этапов в моей профессии. Все мои первые спектакли были благодаря ей, она заставила меня прежде всего поверить в то, что я могу это делать. И то, что у меня есть возможность танцевать и характерные, и классические, и неоклассические роли, это её заслуга.

Третье - это то, что моим педагогом стал Николай Борисович Фадеечев. Я не помню сейчас, как это произошло, но считаю это подарком судьбы.

Четвертое - это начало работы с моей любимой  балериной Ниной Ананиашвили. Благодаря тому, что она сделала меня своим партнёром, я стал очень много ездить за рубеж, делать много новых спектаклей, которых у меня никогда бы не было ни здесь, ни там.

А если говорить о  ролях, то, конечно, это Зигфрид в «Лебедином озере» Григоровича, Джеймс в «Сильфиде», Ромео в «Ромео и Джульетте» Лавровского. Это работа с Пьером Лакоттом над «Дочерью фараона», знакомство с Флеммингом Флиндтом, когда мы сделали его «Урок», а также спектакли Алексея Ратманского, где я был первым исполнителем. Я бы не стал в этот список вписывать «Золушку» Посохова – она не получилась, потому что на неё было отпущено очень мало времени. Если бы «Золушку» мы делали хотя бы три месяца, а не полтора, получился бы другой балет, но когда мы набегу в коридоре сочиняли вариации и коды, потому что через 20 минут нужно стоять на сцене, а там, когда играет оркестр, ты должен что-то делать, а для этого заполнить музыку, а помимо тебя там ещё двадцать человек, которые тоже должны что-то делать… Когда я сейчас слышу, что «Золушка» не получилась, и она такая разэтакая, да, я с этим согласен, но я понимаю, что идей много... Но да, вот она такая радикальная…Все знают, что по сказке есть добрая фея, ну у нас добрая фея – Барыкин, ну и что? Была у нас возможность сделать хороший необычный современный спектакль, но мы эту возможность упустили, потому что нельзя в таком театре, как Большой, делать спектакли за полтора месяца, я считаю это – преступление. Хорошая бы получилась «Золушка», если бы больше ей уделили времени, а не репертуарным спектаклям, если бы мы украсили все эти танцы и шкафы, все появления жуков-пауков... Можно было бы сделать всё красиво, а не ту тупую погоню, например, но когда нет времени, как бы ты не хотела, ты не можешь сотворить чудо. Чудес не бывает. Юрий Кузьмич Владимиров всегда на репетициях, когда ученик капризничал: «Я завтра сделаю, а сегодня я не могу», говорил: «Чудес не бывает».

                  - Сложно было принять такое решение - оставить Большой театр, когда ты еще в хорошей форме танцовщика?

                  - Сложно. Я знаю, что мне тяжело будет перестать танцевать – и физически, и морально, потому что это - не просто профессия и привычка, это - моя жизнь. Ведь премьер балета - это не только спектакль, который начинается в 7 часов вечера и заканчивается в 10, а с ним заканчивается и твоя работа. Нет. Весь образ жизни, который ты ведешь – это работа премьера Большого театра. И вот эта жизнь у меня заканчивается. Надеюсь, жизнь в новом качестве будет не менее интересной…

                   - А от аплодисментов отказываться тяжело?

                   - Нет, это не тяжело. Это самое лёгкое, от чего можно отказаться. Аплодисменты я буду слышать теперь в своём театре в качестве художественного руководителя, каждый вечер находясь в зале по другую сторону, и радоваться успеху своих артистов… Я мог бы подумать про что угодно, но про аплодисменты… Я бы даже скорее подумал про цветы! То количество цветов, которое мне выносят на сцену… Но подумать только из того соображения, что я эти цветы потом могу раздать маме, сестре, тем людям, которых я очень люблю. А аплодисменты, успех – нет…

                    - Но ведь говорят же, что сцена –  наркотик, на неё тянет, когда артист уходит, потому что ему не хватает этого внимания, энергетики, идущей от зрителей.

                    - Нет, такого у меня нет. Я думаю, можно компенсировать потерю этого внимания, скажем, участием на телевидении, на радио, в СМИ. Если ты всё время в работе и если ты делаешь что-то лучше, больше и интереснее другого, тогда, кем бы ты ни был, и как бы не менялась твоя ситуация или шапка у тебя на голове, всё равно это приковывает определенное внимание. Но это - не цель и не задача, без этого можно существовать, и человеку не это нужно. Если я буду что-то делать, и мне будет удаваться приводить это к какому-то результату, это будет бóльшей компенсацией, нежели успех, цветы, внимание. Для мужчины вообще самое главное - это результат, окончательный момент, который его удовлетворял бы. И даже не деньги главное, потому что они могут радовать один-два дня.

                    - Тебя уже представили труппе МАМТа, означает ли это, что ты уже полноправно работаешь худруком или такая работа начнётся лишь с нового сезона?

                    - Официально с 6 марта я уже художественный руководитель балета. У меня были договоренности и контракты, начинавшиеся с марта и апреля, я вынужден был от этого отказаться, потому что должен какое-то время находиться в коллективе, чтобы всех посмотреть и узнать хотя бы по именам. Это невероятно сложно -  запомнить имя-отчество всех, кто входит в администрацию, секретарей, педагогов, репетиторов, не говоря об артистах. Я привык общаться немного на другом уровне, и для меня это очень сложно. Но сейчас я уже работаю в полном объеме. Просто когда у меня закончится договор с Большим театром, моим основным местом работы будет этот театр. По плану тут пока ничего и не может происходить такого, что хотел бы я, театр работает в том режиме, в котором он должен был работать до меня, и никаких крупных действий с моей стороны пока быть не может. А с сентября план премьер, составы, приглашения педагогов и т.д. - все уже будет зависеть от меня.

                    - На сколько лет этот контракт?

                    - Первоначально на три года.

                    - Мог бы ты уже сейчас дать оценку состоянию труппы МАМТ?

                 - Могу. Состояние хорошее, рабочее. Основное, что мне нравится: я вижу желание людей, их возможности, они делают хорошие шаги вперед прямо на глазах. Коллектив в основном молодой, со своими лидерами и именитыми премьерами. Как ни странно, нет середины.

                  - Следовательно, может быть пополнение труппы?

                  - Да, на сегодняшний день любой талантливый человек, который достоин того, чтобы танцевать в Москве, на сцене этого театра, если у него есть такое желание и умение работать в коллективе, может прийти сюда. Никаких ограничений нет. Но стратегически, я считаю, правильным брать артистов, которых должен воспитывать театр в своем коллективе. Это конечно процесс сложный и не такой быстрый, как хотелось бы, но тем не менее это дает результат. Это - дыхание театра, которое мы чувствуем, куда бы мы не пришли. Один из самых серьёзных подвопросов здесь - это репертуар. Я, как руководитель, прежде всего, должен понимать, что я приглашаю этих артистов для того, чтобы спектакли, которые у меня идут, и те роли, которые в них есть, подходят именно этим артистам, которых я беру; что эти артисты мне будут необходимы в этих ролях, спектакли с ними будут блистательны, и публика будет идти на этих артистов. Процесс пополнения труппы всегда должен отвечать на вопрос - для чего ты это делаешь. Кроме того, я думаю, будут и новые педагоги – гостевые, а может быть и постоянные, если удастся понять, что кто-то готов работать в коллективе, что сложно на сегодняшний день.

                   - А как обстоят дела с практикой приглашения guest-star?

                   - Это не вопрос. Для того чтобы театр сегодня мог существовать, его двери всегда должны быть открыты. Общение с миром необходимо, и нужно общаться как можно больше для того, чтобы театр жил полноценной жизнью, иначе театр задохнётся, не будет никакого развития.

                   - Мог бы ты определить стилистическую основу балетов театра. В каком соотношении в этом театре может быть классика, неоклассика, современная хореография?

                     - Поскольку театр академический, я считаю, что здесь первична классика. Это то, что мы должны всегда беречь и сохранять в идеальной форме. Если коллектив может показать высокое качество в классическом спектакле, это значит, что он будет долго жить и работать, придёт молодежь, которая будет воспитываться в этих традициях. Все, что касается поисков новых спектаклей, современных, должно идти параллельно. Я думаю, какую-то работу должна делать молодежь. А те артисты, звезды, которым больше подходят классические спектакли, может быть и не будут работать над какими-то поисковыми спектаклями. Самое страшное, что может произойти, это, когда классический танцовщик понимает, что современный спектакль танцевать намного легче, потому что пластика в нем более свободная, раскрепощённая, она не имеет жестких критериев. Самый сложный здесь процесс – вхождение, когда ты начинаешь учить язык новой пластики. Когда ты проходишь этот барьер и осознаёшь, что тебе этот спектакль делать интереснее и легче, зарплата та же, а успех не меньше, то вернуть тебя потом обратно в балет «Спящая красавица» и «Баядерка» очень сложно. Могу сказать о себе - когда я начинал делать современные спектакли, которые были не сравнимы с классическим репертуаром, желание вернутся к ним просто пропало. И сейчас я уже не выхожу в роли Принца в «Лебедином озере», хотя нет никаких серьезных препятствий. Но для этого как минимум неделю я должен не вылезать из зала для того, чтобы моя стопа, например, попадала в пятую позицию, чтобы мои плечи были не на ушах, чтобы мои глаза не вылезали из орбит.. Это – адский труд, кропотливейшая работа, которая не имеет никакой благодарности. Вся пресса напишет, что это – смертельная скука, что это смотреть невозможно, что это – нафталин и т.д. И поверь мне, объяснить артисту, что это не так, очень сложно. Это - одна из самых серьёзных задач. Я считаю, что классический репертуар здесь, в этом театре, должен быть первичным, и работы у нас будет много. Мы будем восстанавливать классические спектакли, которые были в театре, в первую очередь это балеты Дмитрия Брянцева.

                    - Я как раз и хотела спросить, что, по твоему мнению, может быть изюминкой труппы?

                    - На сегодняшний день это – драмбалет, но не тот утрированный, конечно, что был в советские времена.. Это те спектакли, в которых актёры имеют возможность представлять себя как актеров в драматических ролях, будь то комедия или трагедия. Но у нас большие возможности и потенциал. Уверен, со временем, мы осилим  и достойно покажем Бурнонвиля и Баланчина, неоклассические балеты модных хореографов современности.

                 - За всю карьеру в Большом театре ты "пережил" довольно-таки много худруков, можно сказать, накопил колоссальный опыт наблюдений. Наверняка было что-то положительное. Собираешься ли ты это положительное использовать здесь?

- Так случилось, что за 20 лет руководителей было действительно много. Всё самое лучшее, что я запомнил, я постараюсь постепенно, не сразу, понимая, что необходимо, а что нет, внедрить в процессе работы здесь. И, конечно, самое главное – ни в коем случае никогда не совершать тех ошибок, которые они допускали. То, с чем мне самому пришлось сталкиваться, то, через что мне самому пришлось проходить, я должен делать иначе, по-другому.

Мне надо было все объявления снимать, отдельно складывать и хранить – это такая история! Как-то, когда худруком был Акимов, мы с Ананиашвили пришли к нему и официально попросили, чтобы нам разрешили поработать с Ратманским  в одном из больших залов после 9 вечера, когда уже нет репетиций, потому что Ратманский тогда делал балет «Леа». Я и Нина были уже премьерами Большого театра, и мы подумали - ну что нам скитаться где-то, когда мы могли бы в родном театре спокойно ночью прорепетировать, все равно зал пустой. «Ратманский? Да я его знаю прекрасно, я же в Дании работал! - сказал Акимов. - Это – профанация! Нет, исключено. У меня вот -  стопка предложений, никого не пускаем». И на следующее утро я прихожу, а напротив канцелярии висит объявление: «Категорически запрещается использовать для самостоятельных работ балетные залы и концертмейстеров». Мы были вынуждены здесь репетировать, танцевать спектакли, а потом по ночам снимать на Садовом кольце в подвале какой-то школы баскетбольный зал. Вот там был поставлен балет «Леа». После чего, когда уходил Акимов, во всех газетах, что я читал, он говорил, что «это -  мой приемник», чуть ли не «я его нашел и все сделал для того, чтобы Ратманский стал худруком».

И вот теперь, когда я принимал решение уйти в этот театр, я  предварительно зашёл к Ратманскому и попросил: «Алексей, я бы хотел остаться в театре педагогом». Он ответил: «Это замечательная идея, Сергей. Вы так много могли бы сделать для театра с вашим опытом. Но я сейчас не готов к разговору. Нет, ну если вы хотите, вы можете попробовать». Я говорю: «Как, вот так просто прийти и сказать – ребята, я теперь педагог. Это что самодеятельность какая-то?» - «Нет, ну вы можете попробовать». Я говорю: «К чему мне пробовать, я вам вопрос задал и хочу получить ответ хотя бы предварительный – да, нет. Нет – это тоже ответ». А он: «Вот я сейчас не готов...» Когда я вышел из кабинета, понял, что если даже этот человек, с которым я столько времени проработал в совершенно разных условиях, не может мне ничего  внятно  сказать о моём будущем, на что я могу рассчитывать? Это – всё, конец. Просить у кого-то я не буду, я ни одного спектакля в Большом театре, ни премьеры в первом составе или в десятом не просил. За что я себя и уважаю. Наоборот, меня просили, я отказывался, если не был готов или понимал, что этот спектакль не мой, и так было всегда. Даже при Григоровиче.

Однажды он меня вызвал и сказал: «У вас через месяц «Спартак», идите – работайте». Я  сказал, что не буду танцевать Спартака, потому что не чувствую себя Спартаком - я совсем молодой ещё тогда был: «Понимаете, для того, чтобы выйти, подняться над сценой Большого театра и открыть вот так вот руку, чтобы все, кто стоит за мной, поверили мне и за мной пошли, я этого не чувствую. Я должен это чувствовать Вот Красса я бы с удовольствием станцевал, потому что это чуть-чуть другое. Красса я бы хотел станцевать». А он говорит: «А Красса я вам не дам» -  «Почему?» - «Ну, потому что у вас нет злости.» А потом сидит, так смотрит в глаза: «Нет, я не знаю, может вы в жизни самый злой человек? Но сценической злости у вас нет. Всё, идите, работайте». Я говорю: «Нет, Юрий Николаевич, я Спартака танцевать не буду.» - «Это почему? Это не вы должны решать, а я! Я это решаю, а вы идите и работайте» - «Нет, я не хотел бы, чтобы так было, но я танцевать Спартака не буду, пока, во всяком случае. Я считаю, что это рано» - «Но считать должен я!» - «Ну, я вам сказал своё мнение» - «Ладно, мы потом вернемся к этому». И он не отобрал у меня ни одного спектакля и никаких препятствий не создавал. Это был разговор гения, человека, который Величина, который прожил огромную жизнь, с огромным опытом. Я его более чем уважаю. После этого разговора я станцевал «Баядерку», «Спящую красавицу», «Сильфиду» - премьеру, кстати, и пошло-поехало. И больше никогда он не предлагал мне станцевать Спартака. Вот так, нормально поговорив с человеком, очень многое можно решить. За 20 дней, что я  находился здесь в театре, я уже со всеми пообщался.

                 - Насколько я понимаю, ты сейчас пока не можешь озвучивать свои планы относительно новых постановок театра, но может быть скажешь, по какому принципу они подбираются?

                 - Это то, что я бы хотел здесь видеть и как, и, конечно, есть что-то, что было запланировано до меня, включая подписанный контракт с Фрэнком Андерсоном (Датский королевский балет), который будет делать балет Napoli. Но я хочу поменять эту программу и сделать наподобие той, что когда-то шла в Большом: «Консерватория», «Ярмарка в Брюге», «Фестиваль цветов»,  и последний акт «Неаполя». Это просто супер! А потом будет очень много нового.

                 - А «Манон» будет, о ней давно слухи ходят?

                 - О «Манон» пока думаем,  но я боюсь что-либо говорить, потому что, как только о чем-то скажешь, начинаются проблемы.

Если говорить в общем, то есть всегда три составляющие спектакля, который ты берёшь в репертуар. Либо ты берёшь, потому что это надо, второе, потому что это – касса, и третье, ты берёшь для воспитания, для роста коллектива. «Надо» - потому что это политика, это модно, это модный хореограф, течение времени, это юбилей, год какой-нибудь, скажем Чайковского. Т.е. это надо, и  мы это делаем. Так, как мы столкнулись в Большом с балетом «Болт» к юбилею Шостаковича. Второе – это кассовый спектакль, т.е. мы берем спектакль, понимая, что у нас каждодневно будет полный театр. А третье ничего общего не имеет с первыми двумя, но я понимаю, что, работая над этим спектаклем, мои артисты растут, и я их готовлю к тому, что будет потом.

                    - Аналог можешь привести в Большом театре? Можно ли, например, Мясина отнести к третьему?

                    - Мясина я бы отнес к тому, что «надо», потому что Ратманскому сделать эту программу потому, что для чего-то это было надо. Если б оно «упало» на Новой сцене, это было бы к месту, и тогда бы я это отнес к третьей части. Но на сцене Большого театра это странновато смотрелось. Может я не прав, потому что актёры всегда чуть-чуть по-другому мыслят, но я смотрел из зрительного зала и не один раз, чтобы понять почему. И я не понял. К третьему я бы отнес такие балеты, как постановка Уилдона – это не касса у нас и это не «надо», может быть модное имя, но зная нашу публику, репертуар и традиции, я заранее понимаю, что это не то модное, которое необходимо. Но на Уилдоне актёры учились другой пластике. Потом «Игра в карты» Ратманского – это именно для развития: они поработали, получили некий драйв, множество каких-то  комбинаций движений, которые потом им будут помогать. И действительно, в других спектаклях многим танцевать легче, потому что после такой прокачки, постоянного движения, выйти, скажем, в роли Щелкунчика или Принца намного легче.

Ещё к этой группе я отнес бы балет Эйфмана ("Русский Гамлет" - прим. моё). У него своя компания, его лицо, т.е. сказать, что это «надо», нельзя. Ведь он, вот, есть Борис Эйфман, и ничего больше не было, никакого юбилея, никакой фишки, моды тоже не было. Это что-то, что существует совершенно отдельно. О кассе вообще смешно говорить, потому что в тот период купить билет в Большой театр вообще было невозможно, всегда были аншлаги. Я помню «Золотой век», на котором весь зал был битком забит иностранцами, но они сидели, ржали в полный голос и все время спрашивали: «А это кто, а чего происходит? А почему сети?» О кассе тогда вообще думать не надо было, но что касается воспитания…

Я тогда репетировал этот спектакль Эйфмана, и остановило меня лишь то, что я совершенно случайно узнал, что он не будет долго идти. Но я провёл работу, и это было интересно. Именно для роста, что ты познаешь совершенно другую пластику, то, как она рождается… Ты видишь, что его артисты практически не ходят в класс, они нарабатывают все на репетициях, и могут в зале проводить по 7-8 часов. Они набивают эти комбинации до такой степени, что ночью их разбуди, они вскочат и всё это сделают, не задумываясь, не греясь, не выворачивая ноги, не ставя пятки. Я помню, там были две пары солистов, которые приходили к нам на класс, смотрели и удивлялись: «Как же вы все занимаетесь классикой!» Они бы хотели, но уже привыкли к другой статике, тяжести, ощущению пола сцены. Но, тем не менее, это было полезно. Как раскрылись там Гуданов, Александрова! Это была классная работа. Мы недавно в Токио с Машей танцевали дуэт Фаворита и Королевы – был дикий успех.

Вот и у нас будут спектакли, которые будут танцевать молодые ребята, мы будем искать, что-то делать. Я бы хотел, чтобы были оригинальные спектакли, то, что рождается здесь, в стенах театра и на тех артистов, что здесь работают? Это важно и самое сложное, что может быть в большом театре. Я думаю над тем, чтобы была идея драматического спектакля, красивая история со множеством ярких ролей. Только я дам хореографу не полтора месяца в зале и месяц сцены, а полтора года минимум, для того, чтобы он мог этот балет не просто родить, а полностью себе нафантазировать и прочее. Т.е. полтора года на подготовку и еще полгода, чтобы мог поставить, тогда есть вероятность, что этот балет получится.

- Сейчас утром ты всё ещё ходишь на класс в БТ?

                   - Да, в 10 утра урок в Большом, в половине двенадцатого я уже здесь, досматриваю классы и присутствую на репетициях текущего репертуара. Мне интересно посмотреть, как артисты работают. Затем бумаги, планирование, встречи, переговоры…Потом, если у меня есть в Большом спектакли, иду туда, репетирую. А после этого снова приезжаю сюда смотреть спектакль.

                   - То есть свободного времени нет совсем?

                   - Пока нет. Когда я прихожу домой, пью чай и падаю на кровать. Утром мой ребенок застаёт меня в одной и той же позе – завязывающим шнурки. Он  каждый раз спрашивает: «Папа, ты куда пошел?» - «Я на работу» – «А зачем?» А вечером, когда я возвращаюсь, он уже спит. Пока тяжело, пока я устаю.

                   - У тебя двое сыновей, как ты отнесешься, если они захотят в балет?

                  - Старший сын Даниил, ему 11 лет, уже сказал: «Папа, что угодно, только не балет».  А младшему Александру пока всего два с половиной года, и, подпрыгивая, дома он кричит: «Это так мой папа танцует!»

+1

818

Gella написала в чате с мобильного (публикую с ее разрешения):

"Все хорошо. У него есть какие-то задумки, сказал скоро все узнаете. Согласия на прощальные концерты не давал и сам ни о чем не просил".

+1

819

Селена, вот так усаживают в лужу лгунов!    :cool:

0

820

СЕЛЕНА, спасибо Вам и GELLE  за хорошие новости! :cool:

0

821

Селена написал(а):

Gella написала в чате с мобильного (публикую с ее разрешения):

"Все хорошо. У него есть какие-то задумки, сказал скоро все узнаете. Согласия на прощальные концерты не давал и сам ни о чем не просил".

огромное спасибо! очень позитивно!!! :cool:

0

822

Замечательно! Спасибо за хорошие новости! :jumping:

0

823

Это была камерная встреча  студентов-юристов с  всенародно любимым  народным  артистом Николаем Цискаридзе. Встреча была организована  его  адвокатом,  директором Института адвокатуры Светланой  Володиной. Вы сможете её найти на одной из фотографий, выложенных мной ранее.  Встреча началась с того, что Володина выступила перед  студентами и сказала, что перед ними человек, который не нуждается  в представлении как артист.  Цискаридзе, прежде всего личность, со своими принципами, который не может называть чёрное  белым. И что  надо верить, что наступят такие времена, когда  будут цениться именно такие личности…
Первым вопросом от студентов был  связан с его учёбой в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА) и связывает ли он своё будущее с этой профессией. Он ответил категорически - нет. Он человек гуманитарный и  не его стезя копаться в документах … Он хорошо это понял, когда столкнулся с коллегами в суде и не завидует тем,  кто занимается этой профессией… Все его ответы на вопросы перемежались с  видео-фрагментами из спектаклей с его участием, которые проецировались  на большом экране. На вопрос хочет ли он вернуться в Большой театр, он ответил, что не хочет. На вопрос будет ли он где-нибудь работать, он ответил,  что конечно будет, а на вопрос когда и где ответил загадочно - вы скоро узнаете. На вопрос,  когда? Ответил, что о всем, что его касается,  узнают очень быстро и засмеялся. На вопрос,  каким он видит будущее Большого театра? Он пошутил, сказав, что все  там будут юристами…Говорил об издержках публичной профессии. Не знаешь, где тебя сфотографируют, а потом разместят, да ещё прокомментируют…

+7

824

Спасибо всем за отличные новости и за фото! Будем надеяться и ждать.  :cool:
Спасибо Helen за интервью с Филиным. Оказывается, это дамы его в люди вывели - Степаненко и Ананиашвили. А Акимова и Ратманского полил по полной. Спасибо, хоть Григоровича уважает. И все свои хорошие намерения про репертуар и сроки работы давно забыл.

Отредактировано privet (2013-10-22 00:17:17)

0

825

yalouz спасибо за рассказ.  Сквозь Ваши слова просвечивает улыбка Николая. Даже дышать стало легче) 8-)

0

826

Селена написал(а):

Gella написала в чате с мобильного (публикую с ее разрешения):

"Все хорошо. У него есть какие-то задумки, сказал скоро все узнаете. Согласия на прощальные концерты не давал и сам ни о чем не просил".

Да здесь никто и не сомневался, что НЕ просил и Не давал согласия))). Но узнав, практически из первых рук, ждать этого "скоро" стало значительно веселее )))

0

827

YALOUZ, спасибо за рассказ о встрече. Сидим, ждем новостей, так хочется позитива! Николаю Максимовичу удачи и всех благ! :flag:

0

828

Gella, Селена! Большое Вам спасибо за ОПЕРАТИВНЫЕ хорошие новости: переночевать с уверенностью, подкрепленной почти фактами (ничего не планирую - ничего не говорю - и т.д.) значительно легче.  "Всё хорошо" - уже повод для радости.  Ой, скорей бы ...

0

829

HELEN, спасибо за еще одно интервью с Филиным. Какой конформист этот Акимов, нет чувства собственного достоинства, зато вечно счастлив и при должности. А были у Филина и здравые рассуждения и планы, и куда все делось. Возможно, это были просто слова, слова...

0

830

Umbratilis,  очень рада, что подняла Вам настроение, я Вас очень хорошо понимаю, у меня тоже бывают минуты депрессии, хотя считаю себя оптимистом, когда перехватывает дыхание от бессилия от всего безобразия, которое творится в нашей стране по отношению к таким личностям, любимым, народным,  как Н.Цискаридзе, А. Баталов. Сегодня посмотрела передачу Малахова "Пусть говорят" о Баталове. Его просто убивает, мошеннически отбирая его дачу, какой-то сосед-жлоб в Переделкино. Заставил подписать его документы, прося якобы автограф. Баталов слепой на один глаз, и не подозревая своего гада -соседа в вероломстве поставил свою подпись. На передаче все говорили, что готовы порвать этого урода за такого святого человека, как Баталов. Сегодня Николай тоже говорил, что всегда доверял людям, которые ему подкладывали на подпись документы, потому что не очень любит читать документы в принципе. Он ещё пошутил, сказав, что смотрел только на сумму контракта и засмеялся, но тут все рассмеялись...

0

831

А я сегодня под впечатлением того, как Никита Михалков указал на то, что наш предыдущий президент объяснял, что мы - молодое государство: нам только 20 лет. Так что Новикова прямо в тренде: в СССР не было балета "Спартак", а 20 с небольшим лет назад не было России. :tired:

0

832

privet написал(а):

А я сегодня под впечатлением того, как Никита Михалков указал на то, что наш предыдущий президент объяснял, что мы - молодое государство: нам только 20 лет. Так что Новикова прямо в тренде: в СССР не было балета "Спартак", а 20 с небольшим лет назад не было России.

а.. э... :tired:  :tired:  :tired:  т.е. три раза подряд застрелилась, узнав о возрасте России как государства...

0

833

А где мы все кому за 20 лет жили??? Предыдущий президент тоже за 20 лет перевалил уже давно! :dontknow:

Отредактировано рида (2013-10-22 01:28:13)

0

834

Возраст России начинают исчислять после каждой новой большой или маленькой революции. Был такой фильм  о революции "Россия молодая". Поэтому  предыдущий президент Д. Медведев и указал, так легче управлять. Кто был ничем, тот станет всем... а для того, чтобы построить свой новый мир им нужно время, вот и ждите. Какой он будет мы уже видим...  Если сильно не понравится всё начнётся по новой, так что нам с вами ещё молодеть и молодеть...

0

835

yalouz написал(а):

На вопрос хочет ли он вернуться в Большой театр, он ответил, что не хочет. На вопрос будет ли он где-нибудь работать, он ответил,  что конечно будет, а на вопрос когда и где ответил загадочно - вы скоро узнаете.


Виктория Б. написал(а):

Но узнав, практически из первых рук, ждать этого "скоро" стало значительно веселее )))


Эмммм... А чего веселее-то, если он, похоже, в БТ не собирается?... :sceptic:
Я что-то думала, что до нового года этот вопрос решится...

0

836

yalouz, Gella, Селена!  Большое спасибо за хорошие новости и фото! Ждем продолжения.  8-)

0

837

AnnaG написал(а):

Эмммм... А чего веселее-то, если он, похоже, в БТ не собирается?... :sceptic:
Я что-то думала, что до нового года этот вопрос решится...

AnnaG, как я Вас понимаю,  мне тоже невесело.
Но тут как-то все решили с уважением отнестись к его выбору не возвращаться 
в театр Карабаса Барабаса, чтобы не ощущать себя плавающим брассом в унитазе.
Пусть будет так, как удобнее и комфортнее ему. Но что же нам предстоит узнать? Сгораю от любопытства...  :blush:  :question:  :blush:

0

838

На встрече студент спросил у Н. Цискаридзе,  может ли он сесть на шпагат? Он оценивающе посмотрел на пол и сказал - легко, только штаны жалко.

0

839

yalouz написал(а):

На встрече студент спросил у Н. Цискаридзе,  может ли он сесть на шпагат? Он оценивающе посмотрел на пол и сказал - легко, только штаны жалко.

:cool:

0

840

Доброе утро всем! Доброе утро Николай Максимович! Удачи и хорошего настроения. :flag:  :flag:  :flag:

0