Форум неофициального сайта Николая Цискаридзе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



новая тема 6

Сообщений 181 страница 210 из 947

181

А вот и Швыдкой.Давно молчал.

Михаил Швыдкой: «Я б Цискаридзе давно уволил, но конкретно сейчас этого делать не стоит»

...Конечно, накаленность атмосферы в Большом разрядится не за один день. Идет следствие, результаты которого либо будут, либо не будут обнародованы; вернется Филин, который на работу будет ходить с телохранителями. Но какие-то шаги к «успокоению» предпринимать уже надо. Спецпредставитель Президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой выход видит один — вкалывать!
   
фото: Геннадий Черкасов

— Михаил Ефимович, вы, конечно, видите этот непрекращающийся обмен колкостями между Цискаридзе и Иксановым — ну доколе?

— Такого рода ситуации могут разрешаться только в работе. О чем сейчас должна идет речь? О сохранении творческой атмосферы в Большом. Потому что все, что произошло, — не результат банальных «внутритеатральных разборок». А у кого-то есть прямое желание дестабилизировать работу БТ. И на этом фоне Филин, как ни странно, был ключевой фигурой. Что я имею в виду? Ну не с Синайским же (главный дирижер) отношения выяснять. Ни с Маквалой Касрашвили (управляющая оперной труппой). Нет. Удар был нанесен по самому яркому персонажу из руководства БТ, самому публичному... это плохо репутационно и для Большого, и для страны: потому что повеяло чем-то декадансно-позапрошловековым; в этом во всем есть какая-то демонстративная театральность, дурная провинциальность.

— Но, слава богу, Филин пошел на поправку...

— Факт того, что он поправляется, утихомирил многие страсти. Надеюсь, Сергей внешне останется прежним красавцем, но и без этого ясно, что к работе он вернется. Теперь что касается конфликта Цискаридзе — Большой. Подчеркиваю: это не конфликт Цискаридзе — Филин, Цискаридзе — Иксанов. Я к Николаю Максимовичу как танцовщику отношусь с огромным пиететом. Понимаю, что творческий век короток, и танцовщик такого масштаба и успешности, как Цискаридзе, не может не задумываться о своем будущем. Как задумывался Владимир Викторович Васильев, который получил то, чего Николай Максимович добивается.

— По-моему, какие-то «альтернативные» предложения Николаю были, или, по крайней мере, на них намекалось...

— Я исхожу из простого. Чтобы стать худруком в Большом театре, надо пройти какую-то огранку, набраться опыта. У меня (в бытность министром) была идея, чтобы Николай Максимович стал худруком Академии хореографии; у Александра Авдеева была идея, чтобы Цискаридзе возглавил балет Новосибирского театра. Поехал же в конце концов Курентзис руководить оркестром сначала в Новосибирск, потом в Пермь... Прежде чем Васильев пришел руководителем в Большой, у него за плечами были самостоятельные постановки (к тому же не хочу сравнивать, но если Николай Цискаридзе — выдающийся танцовщик, то Васильев был настоящим танцевальным гением!). И Филина-то пригласили после того, как он, например, поработал в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Не говорю сейчас, кто кого любит, но вот назначь Цискаридзе худруком балета — не думаю, что для артистов это станет большой радостью. Так что, уверен, подобное назначение не было бы правильным.

— Тем более в атмосфере перманентного скандала...

— А просто должна существовать нормальная корпоративная этика. Но Николай Максимович поносит театр на протяжении уж скольких лет: началось это задолго до открытия Основной сцены. Цискаридзе постоянно говорил, что в БТ все плохо, и только он знает, как хорошо. И, надо отдать должное руководству Большого, — оно оставалось к этому толерантно (хотел бы это особо подчеркнуть). Не уверен, что в Метрополитен или в Гранд-Опера это терпели бы так долго, как это до сих пор терпят в Большом. Что создало, с моей точки зрения, атмосферу безнаказанности.

   

фото: Владимир Чистяков


— Николай ссылается на закон: дескать, нельзя его уволить.

— Уволить можно кого угодно. Я знаю это и как бывший директор ВГТРК (когда приходилось увольнять, увы, много народу), и как министр культуры. Если б я был директором Большого, то сделал бы это давно вообще-то: у меня такого нервного запаса, как у Иксанова, не было бы. Но сейчас идет следствие по делу покушения на Филина, и увольнять Цискаридзе в процессе расследования юридически и этически некорректно. Хотя сам Николай Максимович о корректности давно забыл по отношению к коллективу, в котором работает. Но в принципе мысль, что его нельзя уволить, очень сомнительная.

— Но говорят же о влиятельных людях, которые за ним стоят...

— Я так скажу. Понятно, кто за ним стоит, кто его поддерживает. Да, это влиятельные люди. Но влиятельных людей такого уровня наберется в России десятка полтора-два. И если только двое из этих двух десятков его поддерживают — этого, видимо, недостаточно. Причем поддерживают, с моей точки зрения, из личных соображений. Николай Максимович прелестен в дружбе, наверное...

— Фамилий мы не называем?

— Необязательно. Но это точно не Владимир Владимирович Путин и не Дмитрий Анатольевич Медведев. А остальные все — менее влиятельные люди. Уж извините. Но вернемся к Большому: самое важное сегодня — собраться всем творческим силам вокруг профессионального и грамотного руководства и выпустить ряд премьер, в том числе балетных. Это единственное спасение для БТ, для его репутации.

— То есть смещать Иксанова сейчас не имеет смысла?

— Считаю Иксанова одним из самых опытных театральных управленцев России. Если не самым опытным (не умаляя достоинств ни Урина, ни Гергиева, с совершенно иной манерой руководства, ибо Гергиев не только выдающийся дирижер, но и уникальный менеджер своего таланта). Иксанов, демонстрируя отсутствие творческих амбиций, за 7–8 лет вернул БТ в «высшую лигу» оперных театров мира, где есть Ла Скала, Метрополитен, Гранд-Опера, а потом только идут все остальные.

Когда Иксанов принял хозяйство, у Большого был бренд, но не было театра. Теперь он наполнил название сверкающим содержанием (это и успех «Травиаты», долгое сотрудничество с Франческой Замбелло; грандиозная режиссерская плеяда от Фокина и Стуруа до Любимова и Някрошюса; все выдающиеся российские дирижеры за пультом, включая Плетнева; тот же Ведерников, сильно поднявший оркестр; привлечение Григоровича). И на этом этапе менять руководство неправильно. У Иксанова есть важнейшая черта: он понимает необходимость не только сохранения традиций, но и развития — позволяет экспериментировать...

— За что его так бурно многие критикуют.

— Правильно. Но без нового живого искусства — никуда. Понятно, что у Иксанова есть свои недостатки. Но у него (как у администратора без творческих амбиций) недостатков меньше, чем у художника, который теоретически мог бы возглавить Большой театр. Объясню: как ни странно, ГАБТ имел успехи НЕ тогда, когда им руководили крупные художники, мечтавшие сделать театр «своим». Вот Васильев как раз хотел, чтобы театр выражал его творческие устремления, но это на пользу БТ не пошло. Или же, напротив, театр «разрушали» несильные администраторы, ибо сразу проявлялась борьба кланов. Сегодня в Большом клановости нет. Конечно, когда у тебя 200 человек в балете, трудно сказать, что это коллектив единомышленников. Но конфликтности нет. Конфликтность создает Николай Максимович. А люди, естественно, смотрят: «Ах, он не боится сказать, что директор мерзавец и люстры своровал? И при этом его не трогают столько лет? Ага, значит, за ним кто-то стоит, значит, он имеет право...», — такая же логика обычно. Но вести дискуссию с Цискаридзе в таком ключе: «украли — не украли» — это себя не уважать. И вообще вести с ним дискуссию — себя не уважать.

— Однако ж сколько деятелей культуры поставили за него свои подписи в той некрасивой истории с письмом...

— Я первым написал в блоге, что деятели искусства поступили, мягко говоря, нехорошо. Но ввел-то их в заблуждение сам Николай Максимович! И что, после этого Иксанов его должен сильно полюбить? И что, Цискаридзе после этого легко может продолжать работать в театре? Нет, ну строго говоря? И ходить еще по всем каналам и газетам с видом обиженного ребенка? Ну это же простые вещи, на уровне детского сада: как можно дальше работать вместе? Я желаю Николаю Максимовичу, чтобы он нашел себя и свое место в жизни. Но твердо уверен, что это не место директора Большого театра или место худрука балета Большого. Говорю достаточно объективно. Я понимаю, Цискаридзе, человек амбициозный и темпераментный, пытается найти себя в момент перехода из одного качества в другое. Искренне ему сострадаю. Как все переживали, дергались, когда у него травма такая тяжелейшая была и он это испытание с честью выдержал. Вижу, как он мучается, но внутренняя ломка последних лет еще связана и с тем, что он выбрал ложный путь.

Что до Большого в целом — надо работать, вкалывать! Это принесет облегчение и Филину, и коллективу, и публике. Ведь счастье говорить о новых удачах и ругаться по поводу неудач, чем заниматься изучением сводок МВД.

0

182

Что ты в Русской культуре понимаешь?

0

183

Комментарии там хорошие.

0

184

Ксюша, а где это статья с этим врагом России? Хотелось бы электронную версию - почитать глас народа под ней.
Надо же так пройтись по Николаю...

0

185

Молчал бы он лучше швыдков этот.

0

186

Девочки, еще что-то...
Прочитать не успела еще, но кажется интересно. Очень!
http://deduhova.ru/blog/?p=11654

0

187

А мне не понравилось.  не о чем. Привлекают просто в свои жж чтобы посещали больше.

Отредактировано Snowy (2013-02-07 20:47:41)

0

188

Вера ,я принесла тоже самое.А вы уже сослались .Дюдюктива иначе не назовешь.ЧИтается взахлеб.А мне понравилось.По мадам Курицыной проехались.Светская львица-образования никакого-львица.Цирк-шапито.

Снови ,другим языком для тех ,кто не в теме, можно.

Отредактировано гксюша (2013-02-07 20:59:40)

0

189

А что я говорила что то разве?

0

190

Snowy, я там только успела про Собчак две строчки прочитать, думала дальше все по умному будет..... Ну и бог с нами.

Там читала и местами сильно смеялась. Сейчас всем не до балета. Идет такая агрессия и непримиримость...  Что дальше?

Завтра пойду на "Спартак". Должен солировать в Крассе один танцовщик. Ему бы педагога хорошего, получился бы неплохой артист. Данные прекрасные.

0

191

Ксюша, я полностью то еще не прочитала, поэтому не поняла откуда у вас отрывок.

0

192

Неужели? А мне после этого совсем расхотелось ходить в театр, на балет. Неприятно смотреть на лебедей, кажутся они все "красотки" дешевыми шлюхами теперь. После 35 лет большинству из них будет грош цена. От балета отдает этим преступлением. Интригами. Обнажилось их уродство, уродливое устройство этого грязного театра.

0

193

Не стОит этого балет понимаете, этих преступлений, кислотой плесканий, избиений в подъездах и тп. Люди, живите тихо и нормально. Мне такого не надо. Мои иллюзии полностью рассеились. Я не хочу ходить в театр.

0

194

Snowy, я всю жизнь вижу то, что мне близко и то, что доставляет удовольствие. Грязь у всех, и в театре, и на предприятиях не относящихся к искусству... Везде хватает грязи. Театр не рассадник грязи, а отмывание ее. Когда открывается занавесь, то на сцене артисты нам показывая сказку, сами начиная в нее верить. Иначе не было бы такой красоты! И вот... и на сцене, и в зале, люди хотя бы на несколько часов отгораживаются от этого несовершенного мира. А когда на сцене происходит чуда, то от восторга душа очищается...
Как-то Константин Райкин сказал. Зритель, просидевший вечер в театре, заслуживает хоть небольшого снисхождения у бога за свои грехи. В эти минуты, смотря спектакль, душа его была чиста и непорочна. Великая сила искусства. Как-то так. Мысль у него была такая.
Я с ним согласна. Если спектакль удался, то выходя из театра и видя счастливые и добрые взгляды вокруг, лишний раз убеждаешься, что театр - это храм.

0

195

Храм, где произошли преступления? Храм где обижают лучших представителей религии? А храм ли это после всего такого?

Отредактировано Snowy (2013-02-08 11:16:47)

0

196

Вера, ВЫ очень точно сказали о влиянии искусства на наш внутренний мир, наше самочувствие. настроение. Когда мне плохо, я слушаю классическую музыку.
А вот совсем недавно так было плохо, мне приятельница и говорит: "Иди к Коле". Это значит смотри балет с Колей. А  потом и сама
пристрастилась исправлять, точнее улучшать настроение Колей.

0

197

К сожалению и в них происходит, но на земле нет места где бы этого не было. Я точно не знаю таких мест. Главное, на что смотреть.

0

198

Ксюша, а я наши балеты "заедаю" Николаем. Приду, посмотрю как это он танцует, и успокоюсь.

0

199

Это точно. И он сам и его танец это свет в конце тоннеля. Орфей в преисподней.

0

200

Но этот уродский театр не заслужил такого человека.

0

201

Наверное, это - офф-топ. Но все же выложу.
Статья называется "Е. Драпеко: «Искали не министра культуры, а министра пропаганды»"
Источник: "Свободная пресса" от 06.02.13 г.
Фрагмент интервью с Еленой Драпеко:

Вопрос: «Каково ваше отношение к назначению­ министром культуры господина Мединского­?».

Д:‒ "На самом деле искали не министра культуры, а министра пропаганды­. На министра пропаганды­ Мединский,­ пожалуй, годится: историк, озвучивший­ интересы власти во время выборной кампании, который деклариров­ал патриотизм­ квасного пошиба, имеющий хорошее образовани­е. С нашей художестве­нной интеллиген­цией очень тяжело работать – там все великие, ими руководить­ невозможно­. Мы вызвали Мединского­ 13 февраля на правительс­твенный час, чтобы он отчитался за тот год, что работает министром. Нас интересует­, к чему привела реформа культуры – 83 Федеральны­й закон, с которым от сметного финансиров­ания перешли к программно­му. В разных регионах ситуация разная – в Санкт-Петербурге­ уменьшили финансиров­ание на 150 миллионов,­ а в Татарстане­ – увеличили. Пусть отчитаются­, как они так руководят. Обнаружила­сь страшная диспропорц­ия в уровне культурног­о обслуживан­ия между Востоком и Западом России. У Мединского­ есть всего три инструмент­а – законы, кадры, финансиров­ание. Сегодня мы можем с него спросить за кадры и финансиров­ание. У нас скандал в Карелии по поводу памятника ЮНЕСКО Кижи, где на место замечатель­ной Аверьяново­й, которой все были довольны, назначили бывшего главу республики­, который ничего не понимает в реставраци­и памятников­ деревянног­о зодчества. Несмотря на то, что средства на культуру в бюджете увеличены,­ но когда мы смотрим, как они распределе­ны, выясняется­, что все деньги остались в Москве".

Очень показательно.  И отвечает на вопрос "ху из министр культуры"

0

202

... и обратите внимание на отзывы и комментарии к этому интервью.

Ощущение такое, что армия сторонников Мединского вбунтовалась. Просто жесть!

Интересно, придет ли мединский 13-го на правительственный час с отчетом?

0

203

ОН же  и продлил Иксанову контракт. Вот теперь пусть объяснит народу почему он не прислушался к мнению заслуженных деятелей культуры. Или ему шепоток Швыдкого милее. С этим деятелем тоже не мешало бы разобраться. При ремонте он тоже в не последем ряду стоял. Рядом с Иксановым плечо к плечу. Друг нежный, нежнее не бывает.  Крепко связанный ремонтом или реставрацией, пардон.

Отредактировано гксюша (2013-02-07 23:13:20)

0

204

"Министр культуры должен понимать, что плеснуть какой-то жидкостью в лицо и обливать публично помоями - это вещи абсолютно равноценные и рождаются в одной голове, как правило, чтобы скрыть более существенные преступления."
Верно сказано!  (пост "Фу,как некультурно.")   Просмотрела фильм "Жизнь и судьба." по роману Василия Гроссмана - сильная вещь!

0

205

Доброе утро, участники форума, гости  Николай! Удачного дня, хорошего настроения, здоровья. радости. любви и исполнения желаний! :love:

0

206

Snowy, а мне понравился материал, выложенный  Верой ! Огромное спасибо. Я, например. не знала такой детали. "Те, кто травят Николая Максимовича, всегда стараются замолчать тот факт, что крик о спасении Большого театра, о выделении средств во второй раз, когда уже все было разворовано, - высказал непосредственно В.В.Путину.- Цискаридзе. И понять, что это обращение сыграло свою роль".

0

207

Газета "Нью Йорк таймс" прокомментировавший интервью Иксанова и Цискаридзе журналу "Сноб" в статье Эллен Барри "Давняя вражда в большом"
http://www.inopressa.ru/article/07Feb20 … eatre.html
Эта статья на русском. Постараюсь найти  выложить вариант на английском.

0

208

Огромная статья на двух страницах В "New York Times' Feruary 8 by Ellen Barry @Lobgtime Animosity at Bolshoi Described
http://www.nytimes.com/2013/02/07/arts/ … ?_r=2&
В отличии от русского краткого варианта, Эллен Барри подробно пересказывает содержание интервью и   того  и другого. И даже шутку Цискардзе: " Если меня обвиняют в публикация снимков Янина, то я с таким же успехом могу тебя обвинить в убийстве Кеннеди.

0

209

Привет Всем!!Коленьке особенный :flag:  :flag:  :love:
Пусть сгинут все Швыдкие со своими мыслями нерусского свойства куда угодно .В Лондон например.
Мединского Гос .Дума !3-го вызывает на ковер.Министр.Театр Гоголя гудит,он не слышит,в БТ -караул.С учебниками разобрался.Скоро историю по Мединскому будем учить.ЗАсранцы-реформаторы.

0

210

Все
Прочитано69
Отставка Билалова
Небесные дебоширы
«Дело Шнеерсона»
Зимнее время
Дело «Оборонсервиса»
Главное
Политика
Мир
Экономика
Общество
Происшествия
Спорт
Авто
Наука и техника
Культура
Образ жизни
Шоу-бизнес
Как бы новости
Москва
Цискаридзе обвинил Большой театр в попытке дискредитации
BBCRussian.com2 часа назад, 10:01
Москва
Общество
Театр


Фото: ИТАР-ТАСС

Народный артист России Николай Цискаридзе обвинил руководство Большого театра в попытках дискредитировать его. В интервью Би-би-си Цискаридзе призвал российские власти уволить всех руководителей театра.

«Постоянно, как в 37-м году при Сталине, организуют собрания против меня, заставляют людей подписывать письма против меня — вот неделю назад это было. И люди отказались, все педагоги отказались», — рассказал Цискаридзе корреспонденту Би-би-си Стиву Розенбергу.

Ведущий танцор театра выразил возмущение тем, что он назвал намеками на его причастность к нападению на художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина.

Народный артист России также сомневается, что вещество, которым 17 января Филину плеснули в лицо, было кислотой. По словам Цискаридзе, произошедшее с балетмейстером прежде всего задумывалось как удар по нему.

«Если это, не дай Бог, была бы кислота, то еще много месяцев нельзя было бы открывать, и ничего бы такого, что мы видим, на лице бы не было», — говорит танцор.

Представитель Большого театра Катерина Новикова отреагировала на заявления Цискаридзе, сказав, что у нее «нет слов», и выразила надежду, что Филин вскоре вернется к своей работе в театре.

Сомнения и подозрения

По словам Цискаридзе, который в настоящее время находится в статусе свидетеля, намеки на его причастность к нападению на Сергея Филина стали появляться уже «в первые минуты».

«То, с каким рвением руководство Большого театра стало это раскручивать, какие заказные передачи стали снимать, намекая на меня — это травля, и это все сделано не против Сергея, это все против меня сделано!» — говорит танцор.

Через неделю после нападения на худрука балета гендиректор театра Анатолий Иксанов опроверг предположение о причастности Цискаридзе, но обвинил его в создании атмосферы «интриг» и «беспредела», которая и привела к инциденту с Филиным.

«Чудовищная ситуация, которая сложилась в последнее время, она инициирована генеральным директором, — считает, в свою очередь, Цискаридзе, — потому что есть люди, с которыми ему очень хочется свести счеты, но по законодательству у него не получается».

По мнению артиста, генеральный директор решил «погубить» его.

«Правительство должно уволить всю администрацию, потому что так себя вести нельзя. Нельзя невиновного человека оболгать, заставить нести ответственность за то, к чему он не имеет никакого отношения», — отметил Цискаридзе.

Цискаридзе, который также преподает в театре, утверждает, что Сергей Филин пытался давить на него через его учеников — Анжелину Воронцову и Дениса Ротина, убеждая их сменить преподавателя.

По словам артиста, хотя его ученики очень талантливы, их карьера «заторможена», потому что он их преподаватель.

«В декабре он вызывал мою ученицу, с которой я работаю, Ангелину Воронцову, и сказал: „Если ты уйдешь от Цискаридзе, я тебе дам „Лебединое озеро“. Естественно, все балерины мечтают станцевать „Лебединое озеро“, но она это не совершила“, — рассказывает танцор.

По словам артиста, однажды он сказал Филину, что знает об этом эпизоде, когда они встретились в лифте, и художественный руководитель заявил ему, что не делал ничего подобного.

«Я говорю: не надо, в театре, знаешь, стены слышат. Все все знают. Потому я с ним и не общался», — продолжает Цискаридзе.

Представитель Большого театра Катерина Новикова рассказывает другую версию этой истории. По ее мнению, это «не относилось персонально к Николаю».

«По слухам, эта девушка, Ангелина Воронцова, пришла к Сергею и просила о больших ролях в крупных постановках. И Сергей сказал, что он думает, она к этим ролям еще не готова. И что, по его мнению, если она хочет эти роли, было бы мудрым шагом поработать с профессорами-женщинами», — говорит Новикова.

Неизвестный плеснул Филину в лицо кислотой, когда тот подъехал к своему дому. С тяжелыми ожогами глаз и лица балетмейстер был доставлен в ожоговый центр городской клинической больницы №36 Москвы.

Его выписали из больницы в понедельник, чтобы он мог продолжить лечение в Германии.

Ранее Филин в интервью Би-би-си сказал, что «знает наверняка», кто стоит за нападением, но до завершения следствия не станет называть никаких имен.

Балетмейстер уверен в том, что произошедшее связано с его профессиональной деятельностью, поскольку многим не нравилось, как он руководил коллективом, но он полагает, что «открытых врагов» у него нет.

«Меня решили погубить»

Корреспондент Би-би-си в Москве Стив Розенберг поговорил с Николаем Цискаридзе о ситуации в театре и произошедшем с Сергеем Филиным.

Би-би-си: Как бы вы описали атмосферу, обстановку в Большом за последние год или два?

Николай Цискаридзе: В Большом, как и всегда, рабочие люди просто работают и ничего, кроме работы и искусства, не хотят. К сожалению, чудовищная ситуация, которая сложилась в последнее время, инициирована генеральным директором, потому что есть люди, с которыми ему очень хочется свести счеты, но по законодательству у него не получается, потому он должен их опорочить или над ними поиздеваться.

Би-би-си: Что вы имеете в виду под чудовищной ситуацией?

Н. Ц. : Случилась вот эта трагедия с моим коллегой. В первые минуты стали делаться намеки на мою причастность. Потом вдруг генеральный директор заявил, что я точно к этому не имею отношения, но я морально ответственен за эту ситуацию. Почему я морально ответственен?

Потому что я критиковал работу генерального директора, потому что он нарушает законодательство постоянно? В прошлом году меня хотели уволить незаконно. Постоянно, как в 37-м году при Сталине, организуют собрания против меня, заставляют людей подписывать письма против меня — вот неделю назад это было. И люди отказались. А он требовал, вызывали по одному человеку, подходили его всякие клерки и убеждали, чтобы они подписали против меня письма.

Би-би-си: Очень похоже на охоту на ведьм.

Н. Ц. : Эта ситуация, трагическая, которая мы не знаем по какой причине произошла, не знаем, кто это сделал, но они это решили использовать, под этот шум убрать всех им неугодных людей. На следствие стали вызывать людей, которые им был неугодны. И когда я следователя спросил: «А на каком основании вы меня вызываете? Я никак не могу проходить по этому делу свидетелем. Свидетелем чего я могу быть?»

Следователь даже не знал, какие вопросы мне задавать, потому что никак абсолютно меня не привяжешь к этому делу. Другое дело, что это получило мировой резонанс, и понятно, что здесь Иксанов сводит со мной счеты, что он хочет испортить просто мою репутацию. Она не портится. Как я был самым известным артистом Большого театра, так и остался.

Би-би-си: Почему вы считаете, что Вы неугодны дирекции?

Н. Ц. : Потому что я посмел сказать много раз указать на их ошибки. Особенно когда была эта чудовищная реконструкция, я сказал свое мнение. А мнения вы не имеете права иметь — кто посмеет сказать, этого человека тихо увольняют. Просто со мной не получается, потому что я артист очень известный.

Я ни с кем не веду войну, это они ведут. Я танцую свои спектакли, я работаю со своими учениками, но они вызывают и угрожают моим ученикам, говорят, если вы не напишете от него отказ, у вас не будет ролей. Эти люди не должны больше руководить в этом театре. И когда они говорят, что это по творческим вопросам так разбираются, они оскорбляют не только Большой театр, но и страну.

Вообще администрация здесь должна была вести себя как можно тише и говорить, что мы сделаем все, чтобы помочь человеку восстановить здоровье, но не давать никаких комментариев, не оскорблять никого.

Би-би-си: Когда вас допрашивали, вас спросили открыто: «Вы стоите за этим нападением?»

Н. Ц. : Нет. Не спросили, мне задавали очень элементарные вопросы: когда мы познакомились с Сергеем, какие у нас были отношения и так далее. Мало того, я даже пошутил, сказал им: «Вы знаете, у меня даже не железное алиби, у меня железобетонное алиби».

Я в этот момент находился в театре МХАТ на юбилее Константина Станиславского, где было несколько тысяч человек. Я на виду у людей был, я оттуда вышел в 00:30. Поэтому меня к этому делу никак не привлечь.

Би-би-си: Но ваши отношения с Сергеем Филиным были напряженными?

Н. Ц. : У нас были творческие взаимоотношения, как у всех нормальных людей. Конечно, они были разными. Просто последнее время мы почти не общались.

Би-би-си: Писали в интернете и газетах, что вы отказались пройти через детектор лжи…

Н. Ц. : Дело в том, что по законодательству только с письменного согласия человека его можно повести на допрос на детекторе лжи. К тому же, отказались все допрашиваемые, не только я, просто газеты знают только меня. Я пошутил, что согласен пройти любой детектор лжи, после того как его пройдет директор Большого театра, особенно относительно реконструкции и отношения ко мне.

Би-би-си: Вас волнует, что вас могут привлечь к какой-то ответственности, обвинить?

Н. Ц. : Нет (смеется), должны волноваться те, кто совершает уголовные преступления, а я какое отношение к этому имею?

Би-би-си: Если посмотреть в интернете: блоги и социальные сети — переполнены слухами о том, кто виноват, кто это сделал, и некоторые упоминают вашу фамилию. Почему, как вы думаете?

Н. Ц. : Потому что она была сразу произнесена. Если Вы посмотрите первые репортажи, которые были после этого происшествия, комментарии пресс-секретаря Большого театра и генерального директора, то там сразу был намек на меня. А через два дня, когда моя фамилия все не всплывала на поверхность, генеральный директор сделал заявление, что я не имею отношения, что он уверен, но что своими высказываниями о театре, я создал моральную атмосферу, в которой эта стало возможно.

У меня рождается только один вопрос: как мои замечания о реконструкции, о нарушении законодательств, которые совершала дирекция Большого театра, могут спровоцировать этот вандальный случай? Какое это имеет отношение? Но им очень нужно было, чтобы моя фамилия прозвучала, чтобы испортить мне репутацию, потому что я все равно самый любимый артист.

Би-би-си: Сергей Филин сказал, что нападение было связано с его профессиональной деятельностью, он в этом уверен. Как вы думаете, это вероятно?

Н. Ц. : У него разная профессиональная деятельность, не только связанная с Большим театром, он мальчик разноплановый, поэтому я не знаю, о какой своей профессиональной деятельности он говорил в тот момент. Все остальное покажет следствие.

Мы хотим заниматься искусством, мы не хотим участвовать в скандалах. И когда на днях опять заставляли подписать против меня письмо, это и сказали педагоги театра: что мы не хотим, чтобы нашими руками господин Иксанов расправлялся с Николаем Цискаридзе. Руководство, которое втихаря собирает подписи, угрожает — вот это ужасно.

Когда повышение по служебной лестнице идет не за заслуги, а по знакомству, когда любой человек может прийти и сказать: «Вот я буду спонсором, сделайте как я хочу». Это чудовищно, это государственное учреждение, здесь такого быть не может.

Би-би-си: Филин пользовался популярностью в Большом театре?

Н. Ц. : Вам просто надо прийти в Большой театр и поговорить с теми, кто продает программки, кто убирает. Просто задайте вопрос: «Что вы можете сказать о Николае? Что вы можете сказать о Сергее Филине?», и сами составите свое мнение. Я не имею права говорить такие вещи.

Би-би-си: Как вы думаете, кто мог бы совершить такое нападение?

Н. Ц. : Я не хочу думать об этом, потому что я не следователь, и не прокурор. От всей этой ситуации просто противно, и могу Вам сказать, что я просто потрясен какой-то уже комичностью: сначала говорят, что там были ожоги третьей степени, что там нужна одна операция за другой. Вчера показывают человека с уже открытым лицом.

Если это, не дай Бог, была бы кислота, то еще много месяцев нельзя было бы открывать, и ничего бы такого, что мы видим, на лице бы не было. Я не знаю, что это было, но то, что это не то, как нам преподносят — это явно.

И то, с каким рвением руководство Большого театра стало это раскручивать, какие заказные передачи стали снимать, намекая на меня — это травля, и это все сделано не против Сергея, это все против меня сделано.

Би-би-си: У вас есть сомнения, что это была кислота?

Н. Ц. : У меня не просто сомнения, но это уже не может быть кислота. Во-первых, он сам дает показания, что он умылся снегом. Кислота и вода — это катастрофа. Должны быть ожоги на руках, должны сгореть брови и ресницы, он не смог бы говорить — должны быть обожжены дыхательные пути.

Дело в том, что очень часто в России показывают девушку, например, королеву красоты, которой плеснули кислотой в лицо, — это ужас, этого никому не пожелаешь. А человек через два часа после происшествия он давал интервью — о чем Вы говорите, какая кислота?

Би-би-си: Ситуация, которую вы описываете в Большом, похожа на описание войны. Если это продолжится, к чему это приведет?

Н. Ц. : Это не состояние войны, просто генеральный директор решил погубить меня по полной программе. Я думаю, что уже на той стадии, на которой находится эта чудовищная ситуация, правительство должно уволить всю администрацию, потому что так себя вести нельзя. Нельзя невиновного человека оболгать, заставить нести ответственность за то, к чему он не имеет никакого отношения.

Би-би-си: А вы обратились к правительству с такой просьбой?

Н. Ц. : Нет, я не обращался, я просто надеюсь, что разум возобладает. На самом деле это происшествие стало международным, и это не делает честь, прежде всего, России.

Би-би-си: У Вас есть будущее в Большом?

Н. Ц. : У меня? А у кого оно тогда есть? (смеется) По какому признаку или по какому параметру меня могут уволить? Сам я никогда не уйду. Я им сказал давно: «Что бы вы ни делали, как бы надо мной ни издевались, я не уйду».

Би-би-си: У Сергея Филина были враги?

Н. Ц. : Я не знаю, мне это не интересно. Когда вы с человеком не общаетесь, как можно знать о нем что-то? Да, он мой начальник, мой коллега, я очень хорошо к нему отношусь как к танцовщику. Если я даю интервью и рассказываю о Большом театре, всегда называю его фамилию первой как одного из лучших танцовщиков, которые работали рядом со мной. Но о нем как о человеке я давно уже не разговариваю, потому что есть какие-то ситуации, мне немного неприятные. Я не осуждаю, не даю никакой оценки, просто не говорю ничего.

Би-би-си: Если бы завтра к вам пришли и предложили занять место директора Большого, вы бы согласились?

Н. Ц. : В Большом театре — да. Потому что я знаю, что делать, и мне надоело, что над людьми просто издеваются. Я хочу, чтобы все получали нормальные зарплаты, чтобы мы были все нормально застрахованы, чтобы элементарно поднялся уровень.

Когда человек получает травму, у нас некому оказать первую помощь, мы ждем, когда приедет скорая помощь. У нас все доведено до катастрофы. На сцене огромные ямы, и нам помечают их скотчем: «Вот сюда наступить нельзя», а мы же танцуем, можно ногу повредить, и таких вещей миллион, и никто на это не обращает внимания.

Все занимаются какой-то ерундой, вместо того, чтобы заниматься творчеством. Cейчас [Уэйн] Макгрегор отказался к нам ехать из-за этой ситуации, сказал, что он боится. Представляете, как пострадала наша репутация?

Это позор. Но мы, артисты, не при чем, как делали свое дело, так и делаем. Большой театр как был самый великий, таким и останется, потому что эту традицию нельзя нарушить.

0